LIBRARY.SE is a Swedish open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: SE-92

share the publication with friends & colleagues

Франция, Камбоджа и проблемы Индокитая после Женевского совещания 1954 г.

Личность выдающегося политического деятеля XX столетия, основателя режима Пятой республики во Франции Шарля де Голля до сих пор вызывает большой интерес как на его родине, так и далеко за ее пределами. Исследованию его жизни и деятельности посвящена обширная зарубежная и отечественная историография1, но до сих пор существуют малоизученные сюжеты, связанные с именем де Голля. Один из них - официальный визит французского президента в Камбоджу в 1966 г. - рассмотрен в данной статье.

Постепенное вытеснение Франции из Индокитая началось сразу после окончания работы Женевского совещания 1954 г., на котором государства региона - Вьетнам, Камбоджа и Лаос, со второй половины XIX и до середины XX в. входившие в состав французской колониальной империи, - получили международно-правовое признание. На севере Вьетнама французов из всех сфер жизни начали вытеснять сторонники харизматичного коммунистического лидера Хо Ши Мина. На юге французское присутствие в более мягкой форме устраняли проамерикански настроенные последователи Нго Динь Зьема. После проведенного в середине 1955 г. референдума по изменению формы правления, в ходе которого большинство населения высказалось за отмену монархического строя, к власти в 1956 г. в должности президента и пришел бывший премьер-министр Нго Динь Зьем, отказавшийся вести диалог с коммунистами по вопросу об объединении. Страна стала официально называться Республика Вьетнам (РВ). Северный Вьетнам, вплоть до объединения весной 1976 г. с южной частью, именовался Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ).

В Лаосе французское присутствие также было ослаблено, поскольку и правящий режим, и оппозиция отнюдь не симпатизировали бывшей метрополии. Там усилилась борьба между ориентированными на Китай и Советский Союз сторонниками левых сил, объединившихся в нелегально действовавшую Народную партию и легальный Патриотический фронт, с проамерикански настроенными правыми.

Единственной страной Индокитая, где французские экономические позиции и политическое влияние еще сохранялись, была Камбоджа, возглавлявшаяся франкофилом Нородомом Сиануком, поистине легендарной фигурой в камбоджийской политике. В 1941 г., после смерти деда - короля Нородома, Сианук с помощью французских колониальных властей занял камбоджийский престол. При этом 19-летний король обошел нескольких претендентов, включая собственного отца - Сурамарита. Молодой король


Селиванов Игорь Николаевич доктор исторических наук, профессор Курского государственного университета.

1 См. например: Бронин Я. Г. Шарль де Голль. Политическая биография. М., 1969 (автореф. канд. дисс); его же. Шарль де Голль как государственный деятель (опыт политической биографии). - Информационный бюллетень Института мировой экономики и международных отношений. М., 1969; Антюхина-Московченко В. И. Шарль де Голль. - Новая и новейшая история, 1971, N 3 6; ее же. Шарль де Голль и Советский Союз. М, 1990; Молчанов Н. Н.Де Голль. М., 1988 (1-е изд. М., 1972, 2-е изд. М., 1980); Арзаканян М. Ц. Де Голль. М., 2007; ее же. Великий де Голль. М., 2012, и др.

стр. 100

получил хорошее образование в метрополии, с большим пиететом относился к французской культуре и не винил французов за колониальное прошлое. В 1953 г. Сиануку удалось добиться от Франции политической независимости страны и перехватить инициативу у соперников, прежде всего левых, объединившихся незадолго до этого с вьетнамскими и лаосскими единомышленниками в Единый фронт народов Индокитая.

Идя навстречу настроениям значительной части кхмерского общества, в марте 1955 г. Сианук добровольно отрекся от престола в пользу отца и сначала в качестве главы правительства, а затем руководителя широкого политического объединения "Народно-социалистическое сообщество" приступил к разработке теории "кхмерского буддистского королевского социализма". Эта достаточно утопичная в условиях того времени концепция должна была реализовываться при значительной внешней поддержке, включавшей, естественно, и французскую2.

Новые постколониальные реалии внесли коррективы во внутреннюю и внешнюю политику стран бывшего Французского Индокитая. Намеченные на 1956 г. всеобщие выборы на территории Вьетнама были сорваны. Между тем коммунисты надеялись одержать на них безоговорочную победу и объединить страну под своей властью. Такую возможность не отрицали и руководители США, включая президента Д. Эйзенхауэра, позднее писавшего, что в случае проведения во Вьетнаме всеобщих выборов, по его данным, до 80 % населения, имевшего право голоса, могло бы поддержать сторонников Хо Ши Мина3.

XX съезд КПСС внес сумятицу в северовьетнамское руководство, идеализировавшее сталинскую модель политического развития стран социализма. В то же время критика культа личности Сталина дала дополнительные политические козыри южновьетнамскому режиму: теперь можно было смело заявлять, что в случае прихода коммунистов к власти на всей территории Вьетнама будет установлен тоталитарный режим по типу сталинского в СССР. Южный Вьетнам должен был стать форпостом на пути проникновения в Индокитай "коммунистической заразы", и Нго Динь Зьем рассчитывал, что "свободный мир", прежде всего США, в этом ему поможет.

Возвратившийся в 1958 г. к власти во Франции де Голль первое время не уделял большого внимания Индокитаю. Главной проблемой режима Пятой республики был Алжир. Новый французский лидер не оправдал надежд, возлагавшихся на него французскими правыми националистами, - вместо закручивания гаек в Алжире он провозгласил политику деколонизации. Пиком нового курса стал 1960 г., когда почти все французские владения в Тропической Африке получили политическую независимость. В 1962 г. настала очередь Алжира.

После этого де Голль смог перейти к критике американской политики в различных районах мира, в том числе и в Индокитае4, тем самым начав воплощать свою давнюю мечту о возрождении былого величия Франции, международная политика которой должна была определяться в Париже, а не в Вашингтоне. Однако в контексте реалий "холодной войны" для западного мира такая позиция выглядела, по меньшей мере, как неоднозначная, ослаблявшая западную солидарность.

Вопреки предостережениям де Голля, высказанным новому президенту США Дж. Кеннеди, о том, что американцы в Индокитае не должны повторять ошибок Франции, иначе их там ждет унизительное поражение5, в конце 1961 г. на территорию Южного Вьетнама для помощи режиму Нго Динь Зьема были введены первые американские регулярные воинские подразделения. Они стали совместно противостоять местным


2 Подробнее см.: Бектимирова Н. Н., Селиванов И. Н. Королевство Камбоджа: политическая история (1953 - 2002). М., 2002; Мосяков Д. В. История Камбоджи. XX век. М., 2010.

3 Eisenhower D. Mandat for Change. 1953 - 1956. New York, 1963, p. 372.

4 Подробнее см. Селиванов И. Н. Формирование политики Франции в отношении государств Индокитая после окончания Женевского совещания 1954 г. (до начала Второй вьетнамской войны). Индокитай на рубеже веков (политика, идеология). М., 2001.

5 См. Голль Ш. Мемуары надежд. М., 2000, с. 232 - 233.

стр. 101

левым силам6 и их северовьетнамским единомышленникам, проникавшим на юг по "тропе Хо Ши Мина", получившей свое название по имени президента ДРВ. "Тропа" предназначалась для переправки живой силы и техники из Северного в Южный Вьетнам через труднопроходимые районы Лаоса и Камбоджи, что дало США повод к вмешательству в их внутренние дела, в том числе с помощью бомбардировок тех районов, где предположительно могли находиться базы вьетконговцев.

В ноябре 1963 г. де Голль публично осудил американскую политику в данном регионе, и это вызвало негативную реакцию у только что вступившего в должность президента США Л. Джонсона. Следующие два года стали наиболее трудными в истории французско-американских отношений после окончания Второй мировой войны и характеризовались постоянными нападками де Голля на политику Вашингтона7.

В Москве по достоинству оценили наметившиеся "межимпериалистические противоречия", и де Голль, которого в начале "холодной войны" советские идеологи и публицисты с подачи французских коммунистов сравнивали с Гитлером, а в первые годы Пятой республики изображали реакционером и диктатором, превратился в друга СССР. Это обстоятельство отразилось и на изменении акцентов критики де Голля со стороны Французской компартии, находившейся в тесном контакте с КПСС, и на отношении к нему правящей в ДРВ Партии трудящихся, лавировавшей между Москвой и Пекином.

В августе 1964 г. произошел так называемый "Тонкинский инцидент", ставший поводом к началу воздушных бомбардировок США территории ДРВ. Ханой обратился за помощью к СССР и коммунистическому Китаю. Локальный региональный конфликт грозил перерасти в широкомасштабный международный. У Парижа, связанного с Вашингтоном членством в военно-политических блоках НАТО и СЕАТО, появился предлог прекратить свое активное участие в этих организациях и начать проводить самостоятельный курс в отношении Индокитая.

Попытки голлистской дипломатии образумить американцев успехом не увенчались, и тогда в феврале 1966 г. де Голль объявил, что Франция выходит из военной организации НАТО и приостанавливает свое активное участие в деятельности СЕАТО. Это решение получило позитивный отклик в СССР, КНР, с которой в начале 1964 г. к большому неудовольствию США и их азиатских союзников Франция установила официальные дипломатические отношения, а также в ДРВ. В феврале - июле 1966 г. между Хо Ши Мином и де Голлем состоялся обмен посланиями, открывшими путь для существенного улучшения двусторонних отношений. Так, де Голль заверил лидера ДРВ, что "исключает любое военное решение" вьетнамской проблемы8. В ответном послании, переданном через французского представителя в ДРВ Ж. Сентени, Хо Ши Мин заверил президента Франции, что перед лицом "агрессии США" его народ не склонен к компромиссам и будет сражаться до окончательной победы.

Как позднее писал министр иностранных дел Франции М. Кув де Мюрвиль, с этого времени Вьетнам стал главным сюжетом в американо-французских дискуссиях по международным проблемам9.


6 В американской прессе их стали называть "вьетконговцами" (вьетнамскими коммунистами). В 1960 г. при поддержке ДРВ на захваченных у сторонников Нго Динь Зьема территориях был образован Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ). Большинство стран Запада, включая Францию, отказывались признавать Фронт в качестве легитимного представителя южновьетнамского населения. В Москве в 1964 г. открылось представительство НФОЮВ, но не при Министерстве иностранных дел, а при Советском комитете солидарности с народами Азии и Африки, и финансировалась его деятельность из бюджета Советского фонда мира.

7 Однако в период Карибского кризиса 1962 г. де Голль прямо заявил: "Если будет война, мы (французы. И. С.) будем воевать вместе с американцами". - Цит. по: Пейрефит А. Так говорил де Голль. М., 2002, с. 302. Правда, он явно подразумевал ситуацию, когда конфликт спровоцирует СССР.

8 См. Gaulle Ch. Lettres, notes et carnets. Janvier 1964 - juin 1966. Paris, 1987, p. 251 252.

9 Couve de Murvile M. Une politique etrangere. 1959 1968. Paris, 1971, p. 123.

стр. 102

НАКАНУНЕ ВИЗИТА

Для придания своим действиям большей значимости президенту Франции необходима была поддержка авторитетных сил, не входивших в западный блок. Среди крупных мировых держав наиболее подходящим представлялся Советский Союз, а из развивающихся стран - Камбоджа. Тем более что выдвинутый де Голлем в 1963 - 1964 гг. план "нейтрализации" Индокитая по многим важнейшим параметрам совпадал с представлениями Сианука о путях урегулирования кризисной ситуации в регионе.

В середине 1966 г. де Голль решил совершить два исторических визита. Первый - в Москву для встречи с новыми советскими руководителями, пришедшими к власти после отстранения Н. С. Хрущева10. Второй - в Пномпень, где его ожидал экстравагантный и непредсказуемый Сианук, еще в 1963 г. заявивший, что мечтает о приезде де Голля в Камбоджу11 и вскоре отказавшийся от американской военной и экономической помощи. Более того, в мае 1965 г. он заявил о разрыве с США дипломатических отношений, что по времени совпало с прекращением официальных контактов между Южным Вьетнамом и Францией, произошедшее по инициативе правительства Южного Вьетнама.

После смерти в 1960 г. короля Сурамарита Сианук, который в 1955 г. "навсегда" отказался от престола, в статусе принца занял специально учрежденный для него пост главы государства. Символом камбоджийской монархии при вакантном троне была объявлена его мать - вдовствующая королева Коссомак. Такая ситуация сохранялась вплоть до марта 1970 г., когда Сианук был отрешен от власти. Камбоджа стала называться Кхмерской республикой.

До середины 1960-х годов Сианук пытался лавировать между правыми и левыми силами страны, а на международной арене - между западным и восточным блоками, добиваясь от мирового сообщества признания Камбоджи в тогдашних границах и уважения ее нейтрального статуса. В условиях "холодной войны" это вызывало большое недовольство в Вашингтоне, а в Париже, Пекине и Москве, наоборот, получало позитивную оценку.

Однако опасаясь усиления китайского и советского присутствия в Камбодже, Сианук болезненно относился к проявлениям со стороны руководителей КНР и СССР подлинного или мнимого "великодержавия", выражавшегося, по его мнению, в таких недружественных шагах, как отмена уже согласованного его государственного визита в Москву в октябре 1965 г.12 и попытки втянуть Камбоджу в начавшуюся в Китае "культурную революцию"13. Де Голль казался Сиануку наиболее предпочтительной фигурой,


10 Подробнее см.: Арзаканян М. Ц. Великий де Голль, с. 385 389; Селиванов И. Н. Де Голль в Москве. - История без купюр. Спецвыпуск журнала "Международная жизнь". М., 2012.

11 Архив внешней политики Российской Федерации (далее - АВП РФ), ф. 569, оп. 12, д. 16, п. 8, л. И. Как писал Сианук, его личное знакомство с де Голлем произошло во время визита во Францию в 1946 г. и с тех пор он не переставал восхищаться личными качествами и способностями этого политического лидера. - Sihanouk N. Souvenirs doux et amers. Paris, 1981, p. 315.

12 Новое руководство СССР возмутил ряд высказываний Сианука. В разгар полемики между Москвой и Пекином тот в угоду КНР сделал несколько антисоветских заявлений. Позднее советские лидеры неоднократно приглашали Сианука посетить Москву, но он всякий раз под тем или иным предлогом отказывался (см., например: АВП РФ, ф. 569, оп. 13, д. 6, п. 19, л. 43, 187 - 188; д. 14, п. 19, л. 91, 105 - 197). Он приехал Москву лишь в марте 1970 г., за день до своего отстранения от власти сторонниками проамерикански настроенного генерала Лон Нола, но вынужден был в срочном порядке прекратить свой визит и уехать в Пекин. Версия происходившего получила отражение в его мемуарах. - Sihanouk N. My War with CIA. Cambodia's Fight for Survival. London, 1973, p. 21 - 35; idem. Souvenirs doux et amers, p. 382 - 383, 401 409.

13 Сианук резко отрицательно отреагировал на попытки КНР перенести на его страну методы "культурной революции". В результате китайские лидеры вынуждены были отказаться от своих прежних планов в отношении Камбоджи. При этом, формально поддерживая Сианука, они установили союзнические отношения с его политическими оппонентами - "красными кхмерами", возглавлявшимися Салот Саром (Пол Потом), по некоторым данным проживавшем в Пекине в 1965 - 1967 гг.

стр. 103

так же как камбоджийский лидер - французскому президенту, затеявшему геополитическую игру в Индокитае. По справедливому замечанию П. П. Черкасова, относительная слабость Франции в сопоставлении с другими "великими державами", сохранявшими свои интересы в Индокитае, имела для де Голля и положительную сторону, создавая у руководителей региона, как и во всем "третьем мире", иллюзию возможности выстраивания с Францией "равноправного сотрудничества"14.

20 августа 1966 г. в интервью корреспонденту французского телеканала ОРТФ Сианук сделал заявление, из которого следовало, что после возвращения де Голля к власти Франция содействовала камбоджийской политике независимости, мира и неприсоединения, а также защите территориальной целостности страны. При этом он противопоставлял Францию другим государствам Запада, по его мнению, не желавшим поступать аналогично15. Таким образом, два лидера нашли друг друга, и лучшее место, чем Пномпень, чтобы озвучить свою программную речь по проблемам Индокитая, де Голлю отыскать было трудно.

Выступая 24 августа 1966 г. на заседании совета министров Франции, он заявил: "В Камбодже мне придется говорить о ситуации во Вьетнаме. Ни у одной из противоборствующих сторон нет перспектив на победу... американцам придется уйти: они должны сделать то же, что сделали мы в Индокитае и Алжире. Вот что мы скажем без всякой неприязни к Соединенным Штатам, но во имя нашей дружбы и для их же пользы"16.

Сианук, отчетливо понимая, сколь важна эта поездка не только для де Голля, но и для укрепления собственного международного авторитета и позиций внутри страны, лично взялся за организацию программы встречи французской делегации и соответствующее освещение визита в подконтрольных средствах массовой информации. В редактировавшемся им лично журнале "Сангкум" еще в начале 1966 г. появилась запись его беседы с американским сенатором М. Мэнсфидом, в отличие от большинства своих коллег благожелательно относившимся к проводимой Камбоджей внешней политике. В ходе беседы Сианук, в частности, сказал: "Я и мои соотечественники больше всего восхищаемся генералом де Голлем, тем, что он сумел сделать для величия и блеска Франции, спасающей честь "свободного" мира... Генерал де Голль - единственный западный лидер, который... имеет великодушие ободрять нас в нашем решительном движении по этому пути (нейтралитета. - И. С.), который он, не колеблясь перед лицом мирового сообщества, называет верным"17.

В Пномпене 15 июня состоялось специальное правительственное совещание, где были согласованы основные вопросы подготовки к визиту де Голля. Чтобы не создавать дополнительных трудностей, решено было отказать американскому политику А. Гарриману в поездке в Камбоджу в дни визита французского президента. Программу пребывания де Голля в Камбодже и его биографию для всеобщего ознакомления опубликовал местный официоз - франкоязычный еженедельник "Реалите камбоджьен"18. А за три дня до начала визита появилось специальное послание Сианука к нации. В нем особо подчеркивалось, что в Камбоджу приезжает "французский герой", руководитель одной из самых уважаемых стран современного мира19.


14 Черкасов П. П. Франция и Индокитай. 1945 - 1975. М, 1976, с. 89.

15 Recueil d'editoriaux du prince Norodom Sihanouk. Parus dans la revue Kambuja dc n10 au n21 de l'annec 1966. Pnom Penh, 1969, p. 166.

16 Цит. по: Пейрефит А. Указ. соч., с. 369. Позднее стало известно, что в те дни госдеп США направил в министерство иностранных дел Франции секретный меморандум, в котором высказывалось предложение, чтобы "обе стороны, участвовавшие в войне во Вьетнаме, вывели свои войска из этой страны" или сделали это "путем постадийного взаимного отвода, либо иным путем, установленным по дипломатическим каналам". (Цит. по: Колосков И. А. Внешняя политика Пятой республики. 1958 - 1972. М., 1976, с. 186). Де Голль не принял во внимание эти предложения и не поставил на одну доску США и ДРВ в вопросе об определении виновников конфликта.

17 Recueil d'editoriaux du prince Norodom Sihanouk, p. 14 - 17.

18 Realites cambodgienne, 26.VIII.1966.

19 La Depeche du Cambodge, 27.VIII.1966.

стр. 104

Визит де Голля комментировали и известные западные издания. Так, английская "Гардиан" в редакционной статье "Генерал снова в пути" с некоторой долей сарказма отмечала, что за де Голлем, особенно после его триумфальной поездки 1964 г. по Латинской Америке, сложилась репутация непревзойденного политического туриста, сумевшего благодаря своим высказываниям заручиться исключительной симпатией стран, приверженных нейтралитету, включая и лидера принимающей его страны - Нородома Сианука20.

Японская "Асахи дейли ньюс" писала о несомненном прагматичном расчете Сианука: если при поддержке Франции Камбоджа сумеет отстоять свой нейтральный статус, она получит огромное влияние на другие государства Юго-Восточной Азии, а авторитет камбоджийского лидера возрастет во всем мире.

ВСТРЕЧИ В ПНОМПЕНЕ. ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Самолет, на борту которого находился де Голль и сопровождавшие его члены делегации, 30 августа приземлился в пномпеньском международном аэропорту Почетонг, построенном незадолго до этого при французском финансовом и техническом участии. Президента Франции встречал весь цвет камбоджийской политической элиты. Пышность встречи затмила аналогичные торжества, организованные по случаю визита еще одного "друга Камбоджи" - председателя КНР Лю Шаоци.

Вначале два лидера обменялись протокольными приветственными речами. Сианук назвал день приезда де Голля историческим, поскольку тот стал первым главой западного государства, который приехал в Камбоджу после достижения ею независимости. "В наших глазах вы являетесь символом Франции, дорогой сердцу каждого из шести миллионов кхмеров, потому что вы - их самый верный друг!" - патетически воскликнул Сианук. "Вы находитесь, мой генерал, в суверенной франкофильской и очень голлистской стране"21, - затем особо подчеркнул он. Де Голль высказался не менее горячо, заявив, что французский народ, который незримо присутствует сейчас вместе с ним, приветствует кхмерский народ и надеется, что дружба и симпатии между ними еще более укрепятся22.

Затем де Голль и Сианук на автомобиле с открытым верхом направились в королевский дворец. Вдоль 12-километровой трассы, украшенной государственными флагами двух стран, приветственными транспарантами на французском и кхмерском языках, а также многочисленными портретами Сианука и де Голля, выстроились в несколько рядов десятки тысяч камбоджийцев, этнических вьетнамцев, китайцев, а также французских граждан, проживавших в Камбодже. Сиануку хотелось продемонстрировать, насколько сплочены вокруг него различные национальные общины23.

На следующий день состоялись французско-камбоджийские переговоры, в ходе которых обсуждались вопросы двустороннего сотрудничества в экономической области, а также оказание военной помощи режиму Сианука. Де Голль обещал помочь Камбодже в ее индустриализации, в частности, изыскать средства на проведение геологоразведочных работ и строительство завода химических удобрений. Лидеры двух стран с удовлетворением отметили позитивные результаты сотрудничества в сферах образования, развития промышленности и сельского хозяйства. Французский президент заверил, что будет способствовать открытию на территории Камбоджи университета агротехнических наук и педагогического института, предоставлению специального оборудования для археологической службы Камбоджи.


20 The Guardian, 26.VIII.1966.

21 Lcs paroles de Samdech Norodom Sihanouk, juillet-septembre 1966. [Phnom Penh], [ s.d.], p. 612 - 613.

22 Gaulle Ch. Discous et messages, v. V. Paris, 1970, p. 70.

23 Sihanouk N. Souvenirs doux et amers, p. 316.

стр. 105

Заметим, что в это время на французские средства, выделенные еще в 1964 г., велось строительство аэропорта в портовом городе Сиануквилль (Кампонгсаом), откуда подводилась железнодорожная ветка до Пномпеня, а на реке Трек-Тхнот возводилась ГЭС. Французскими специалистами проектировалось также строительство в Сиануквилле нефтеперегонного завода. Координировалась вся эта деятельность специально созданной французской миссией экономической и технической помощи. С участием французских специалистов был разработан второй пятилетний план развития Камбоджи на 1966 - 1971 гг.24

Помимо обсуждения французско-камбоджийских отношений в Пномпене прошли и другие переговоры. Ближайший соратник де Голля М. Кув де Мюрвиль имел встречу со специально приехавшим в Пномпень Ван Хиеу - полномочным представителем Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ). К неудовольствию последнего, Кув де Мюрвиль сразу же оговорился, что видит в НФОЮВ лишь одну из трех сторон южновьетнамского конфликта - наряду с официальным Сайгоном и так называемыми "нейтралистами". Но уже сам факт подобной встречи свидетельствовал об изменениях французских подходов к вопросу о возможности дальнейшего сотрудничества с южновьетнамскими оппозиционными силами, даже с теми из них, которые явно не были ориентированы на западные идеологические ценности.

В тот же день прошла получасовая, один на один, беседа де Голля с официальным представителем ДРВ Нгуен Туонгом, передавшим дружественное послание президента Хо Ши Мина25. На конфиденциальном характере встречи настоял французский президент, видимо, не желая давать своим политическим оппонентам лишнего повода для критики.

Обед в честь де Голля и сопровождавших его лиц был устроен во дворце Чамкармон. Помимо высшего руководства и представителей общественности на нем присутствовали иностранные дипломаты, аккредитованные в Камбодже. Обращаясь к де Голлю, Сианук сказал: "Дружба с таким великим человеком, как вы, мой генерал, представляющим такой великий народ, как французский, - подарок Бога для моей страны"26. Французского президента ничуть не смутила столь неприкрытая лесть. Он принял ее как должное и со своей стороны дал высокую оценку камбоджийской политике нейтралитета и лично Сиануку - ее гаранту и активному участнику процесса урегулирования проблем Индокитая27.

В ходе представления дипломатического корпуса де Голль демонстративно обратился к послу СССР А. П. Ратанову, попросив его передать "добрые пожелания и приветствия" Л. И. Брежневу, А. Н. Косыгину и Н. В. Подгорному28. Тем самым он дал понять присутствовавшим, что, во-первых, остался очень доволен приемом, оказанным ему в Советском Союзе, который посетил в конце июня 1966 г., а во-вторых, дорожит установленными с Москвой отношениями.

Чтобы закрепить свой очевидный дипломатический успех, Сианук распорядился наградить де Голля, питавшего слабость к высоким наградам и званиям, Большим колье


24 Подробнее см. Сочевко Г. Г. Современная Камбоджа. М., 1967. В МИД СССР для советского руководства была подготовлена специальная аналитическая справка о французских экономических позициях в Камбодже, составленная на основе материалов, предоставленных посольством в Камбодже. - АВП РФ, ф. 569, оп. 12, д. 14, п. 18, л. 166 - 172.

25 Notes et etudes Documentaires, 1967, 29 avril, N 3384 a 3387, p. 16. Первоначально планировалась встреча де Голля и Хо Ши Мина в Пномпене, но затем стороны от этой идеи отказались. Имеется информация, что Сианука отговорили китайцы, не заинтересованные в укреплении личных контактов Хо Ши Мина и де Голля. Могло сыграть роль и то обстоятельство, что еще в 1963 г. Сианук получил официальное приглашение посетить Ханой. Согласился он при одном условии: если ответный визит в Пномпень совершит Хо Ши Мин. Поездка так и не состоялась. АВП РФ, ф. 569, оп. 14, д. 9, п. 21, л. 144.

26 Les paroles de Samdech Norodom Sihanouk, p. 624.

27 Gaulle Ch. Discours et messages, v. V, p. 72 74.

28 АВП РФ, ф. 569, оп. 12, д. 5, п. 18, л. 40.

стр. 106

Независимости с бриллиантами, и присвоить ему, первому из иностранных руководителей, звание Почетного гражданина Пномпеня с вручением символического "золотого ключа" от камбоджийской столицы29.

ПНОМПЕНЬСКАЯ РЕЧЬ

Центральное событие визита состоялось 1 сентября на построенном с французской помощью Олимпийском стадионе, в присутствии 80 тыс. человек30. Часть из них были специально обученными статистами, выложившими на центральной трибуне из разноцветных табличек лозунг на французском языке "Да здравствует де Голль!" и портрет французского президента. Периодически эта надпись сменялась на другие: "Да здравствует Франция!", "Да здравствует франко-кхмерская дружба!", а также на изображения Триумфальной арки и башен религиозного комплекса Ангкор.

Футбольный стадион, обвешанный со всех сторон портретами Сианука и де Голля, был превращен в огромную сцену для театрализованного выступления гимнастов и танцовщиков. Де Голль в форме бригадного генерала вместе с Сиануком, одетым в темный полувоенный костюм, на открытой машине проехали вдоль трибун.

Приветственное слово сначала произнес хозяин. "Для нас, кхмеров, - сказал он, обращаясь к де Голлю, - ваш приезд - это бесценная помощь в защите нашего нейтралитета, являющегося основой нашей свободы и независимости, а также в защите территориальной целостности Камбоджи и ее мирной жизни. Мой генерал, сегодня весь мир, как подобает в таком случае, обращается к вам: он хочет выслушать вас внимательно". Нашей столице и национальному стадиону, продолжал Сианук, сегодня выпала исключительная честь стать "театром великой речи самого великого француза"31. Затем камбоджийский лидер предоставил слово высокопоставленному гостю, и тот незамедлительно перешел к тому, зачем, собственно, и приехал: к речи, посвященной проблемам индокитайского урегулирования32.

Из-за жары сняв свою знаменитую военную фуражку и держа в левой руке листы с текстом, он, однако, быстро вошел в привычную для себя роль глашатая непреложных истин и отказался от заранее заготовленной речи. Начав с благодарности Сиануку и народу Камбоджи за хороший прием французской делегации и за "глубокую дружбу, которая связывает наши страны", де Голль отметил, что, несмотря на различия в традициях, у двух стран имеется много общего: "История с ее славой и скорбью, образцовые культура и искусство, плодородная земля около уязвимых границ, окруженных честолюбивыми иностранными державами... границ, которым всегда угрожает опасность"33. Далее он дипломатично заявил, что "примерно сто лет назад две наши нации объединили


29 Sihanouk N. Souvenirs doux et amers, p. 316.

30 Находившийся на стадионе корреспондент французского журнала "Пари-Матч" писал о 250 тыс. участников (Paris Match, N 910, septembre 1966, p. 35). В работах отечественных и зарубежных авторов содержатся разные цифры. 100 тыс. фигурирует в одной из аннотаций в официальном сборнике речей де Голля и в мемуарах Сианука (Gaulle Ch. Discours et messages, v. V, p. 74; Sihanouk N. Souvenirs doux et amers, p. 316). Цифра в 80 тыс., приведенная английским политологом Ч. Уильямсом, выглядит наиболее достоверной.

31 Les paroles de Samdech Norodom Sihanouk, 626 - 628, 629.

32 Здесь и далее выдержки из речи де Голля даны по неофициальному русскому переводу, помещенному в приложении к книге: Селиванов И. Н. Франция и Камбоджа: проблемы межгосударственных отношений (50 - 70-е годы XX в.). М., 1993, с. 163 - 167. Официальный текст на французском языке см. Gaulle Ch. Discours et messages, v. V, p. 74 - 78, а также: Sihanouk N. Souvenirs doux et amers, p. 317 319.

33 Если с Камбоджей все более или менее ясно, то насчет угроз Франции со стороны соседей можно только догадываться, кого де Голль имел в виду. Летом 1966 г. в западной прессе высказывалось предположение, что, совершая визит в Москву, де Голль искал поддержки, гарантий для Франции "в случае новой вспышки огня со стороны Рейна". - Молчанов Н. Н. Указ. соч., с. 433. Но, на наш взгляд, этот пассаж пномпеньской речи - всего лишь красивая риторика.

стр. 107

на какое-то время свои судьбы". Это обстоятельство помогло Камбодже сохранить ее целостность, а для Франции было "весьма полезной помощью"34.

Вряд ли нечто подобное де Голль мог бы произнести в Ханое или в Сайгоне, но в Пномпене фраза о том, что Франция и Камбоджа по совместному согласию разграничили свой суверенитет и положили в основу двусторонних отношений "дружественное сотрудничество, уважение и любовь, которые взаимно питают друг к другу оба наших народа", выглядела вполне уместно.

Спустя 13 лет после достижения Камбоджей политической независимости, продолжил свою мысль де Голль, эти чувства "возросли, как никогда". Большая заслуга в сохранении кхмерской самобытности, достоинства и независимости, сказал он, принадлежит Сиануку. При нем в Камбодже происходили важные процессы внутреннего развития: строились сотни школ и больниц, тысячи мелких и средних предприятий, прокладывались тысячи километров шоссейных дорог, взлетно-посадочные полосы, осваивались десятки тысяч гектаров земли для нужд сельского хозяйства. Все это давало народу Камбоджи основания для гордости, а для других народов стало ободряющим примером. Однако все перечисленное не заставило Камбоджу отречься от французского языка и французской культуры, а также от услуг французских преподавателей, технических специалистов, врачей, предпринимателей, своей практической деятельностью "способствующих делу вашего прогресса"35. Хотя Камбоджа и хранит верность традициям, с воодушевлением продолжал де Голль, она без всякого нажима извне открывается перед современной цивилизацией и постепенно, "благодаря редкой внутренней способности", проводит глубокие преобразования в интересах всего кхмерского народа. "Но если ваше правительство идет правильным путем, - патетически воскликнул французский гость, - то почему же у его границ бушует война, неся с собой смерть и разрушения!?"

Де Голль с удовлетворением отметил также, что после Женевских соглашений 1954 г. Камбоджа "мужественно и с полной ясностью" выбрала политику нейтралитета, вытекающую из этих соглашений. Так как на Франции давно "не лежит никакой ответственности", только она имеет возможность помешать странам Индокитая стать ареной столкновения между соперничающими идеологиями и "не дать повода для американского вмешательства".

Конечно, это было далеко не бесспорное утверждение, и де Голль не мог не понимать, что оно вызовет волну критики и со стороны западных держав, и со стороны значительной части индокитайских политических элит. Но такое самоуверенное утверждение звучало опять-таки красиво, а кроме того, должно было выглядеть как инициатива к пересмотру сложившегося представления об окончательном уходе бывшей метрополии из индокитайского региона.

Оседлав любимого конька, далее де Голль противопоставил ориентированную на Францию Камбоджу Южному Вьетнаму, перешедшему под "защиту" США. "В то время как ваша страна, - сказал он, - сумела защитить свое тело и душу, оставшись хозяйкой своей судьбы, в Южном Вьетнаме Соединенные Штаты установили свою политическую и военную власть, и там сразу же возобновилась война в форме национально-


34 Накануне прихода французов, территориальная целостность Камбоджи находилась под угрозой со стороны соседних Сиама (Таиланда) и Вьетнама. Установленный режим протектората снял эту угрозу.

35 В этом вопросе не все обстояло так благостно, как хотел представить де Голль. По информации российского этнолога И. Г. Косикова, в те годы находившегося на стажировке в Камбодже, французским языком в стране владело не более 10 % населения и правящие круги готовились к проведению масштабной культурно-идеологической кампании под характерным названием "кхмеризация", направленной на укрепление позиций кхмерского языка и культуры. - Косиков И. Г. Этнические процессы в Кампучии. М., 1988, с. 132 - 133. См. также: Селиванов И. Н. Опыт использования французского языка как средства межцивилизационного диалога в Камбодже. Восток, 2001, N 1.

стр. 108

го сопротивления". Дальнейшее обострение, с подачи США, взрывоопасной ситуации вокруг Индокитая, заявил де Голль, "привело к еще более широкой эскалации в Азии, все более приближающейся к Китаю, все более провокационной по отношению к Советскому Союзу, к эскалации, которую все более решительно осуждают многие народы Европы, Африки, Латинской Америки и которая, в конце концов, все более угрожает миру во всем мире".

Столь явно выраженное обвинение правящих кругов США в основных бедах народов Индокитая, косвенное проявление симпатий к КНР и СССР, апелляция к мировому общественному мнению могли спровоцировать Вашингтон на дальнейшее осуждение французского "раскольнического" внешнеполитического курса. Де Голль наверняка это учитывал, однако он стремился поднять собственный авторитет в мире за счет критики непопулярной американской политики.

Затем он перешел к самому главному: озвучил позицию Франции по отношению к ее главному союзнику в Индокитае, прямо заявив, что его страна "целиком и полностью одобряет усилия, предпринимаемые Камбоджей, чтобы не быть втянутой в конфликт, и что Франция будет и дальше оказывать ей в этом поддержку и помощь". Де Голль подчеркнул, что Франция заняла в отношении проблем Индокитая четко выраженную позицию, которая заключается в решимости не быть втянутой в возможное расширение здесь конфликта или, как минимум, иметь свободу рук. Используя предоставленную возможность, французский лидер не удержался от похвал в адрес собственной администрации, сумевшей решить проблемы Пятой республики в Северной Африке - "на земле, которой она непосредственно управляла в течение 132 лет и где обосновалось более миллиона ее граждан". При этом "не только не пострадали, но, наоборот, возросли ее престиж, ее мощь и ее процветание"36.

Отсюда де Голль перекинул мостик к позиции США, заявив: "Франция считает, что сражения, которые ведутся в Индокитае, сами по себе не могут привести ни к какому решению". Хотя и маловероятно, сказал он, но американская военная машина может быть уничтожена здесь, на месте. Однако в любом случае у американцев нет никаких шансов на то, что "народы Азии подчинятся закону чужеземца, пришедшего с другого берега Тихого океана, каковы бы ни были его намерения, сколь бы мощным ни было его оружие". Франция уверена, подчеркнул де Голль, что разрешение индокитайской проблемы военным путем невозможно. Поэтому нужно пытаться урегулировать возникшую ситуацию политическими методами, чтобы, как и в 1954 г., между заинтересованными сторонами было заключено соглашение, устанавливающее и гарантирующее нейтралитет народов Индокитая и их права.

По мнению французского президента, договаривающимися сторонами могли бы стать государственные власти стран Индокитая, а также пять мировых держав. Особую роль в начале такого диалога он отводил США - им необходимо было вывести свои войска "в определенный и приемлемый срок". Никакого другого решения быть не может, заявил де Голль, и в качестве аргумента снова сослался на исторический опыт Франции в данном регионе.

За этим последовало эмоциональное обращение непосредственно к американскому народу и его руководителям с напоминанием об "особой дружбе двухвековой давности", которую Франция питает к Америке, в свое время провозгласившей идею о необходимости предоставить зависимым народам право самим распоряжаться своей судьбой.


36 Вряд ли с такой оценкой могли согласиться французские правые националисты, обвинявшие де Голля в "развале" французской империи и призывавшие соотечественников на президентских выборах 1965 г. голосовать против его кандидатуры. Но де Голль не принимал во внимание их аргументы. В одном из писем сыну он еще в ноябре 1960 г. писал, что видит свою историческую миссию в высвобождении Франции от "пут колониализма". Однако при этом он хотел бы сделать так, чтобы государства Северной Африки со временем поняли, что без Франции им стало хуже, а французам, напротив, без них стало лучше. - Gaulle Ch. Lettres, Notes et Carnets. 1958 1960. Paris, 1985, p. 406.

стр. 109

Ничего предосудительного в том, заявил де Голль, что такая великая страна, как США, откажется от экспедиции в отдаленном районе, не будет, поскольку эта экспедиция, по-видимому, ничем не оправдана и не приносит пользы. Если США урегулируют данную проблему, обеспечив мир и развитие в этой важной части света, то это никак не ранит их гордость, не пойдет вразрез с их идеалами и не повредит их интересам. Напротив, встав на подобный путь, так соответствующий гению Запада, они вновь обретут сторонников но всему свету. А какие перспективы откроет мир, установившийся повсюду в этом регионе! Но если они так не поступят, то никакие посреднические усилия не увенчаются успехом. Поэтому Франция, констатировал де Голль, никогда не собиралась и не собирается предлагать посредничество спорящим сторонам.

В заключение он вновь сделал реверанс в сторону камбоджийцев. "Где, как не в Пномпене, я мог бы лучше изложить эту позицию и выразить эту надежду? - провозгласил он. - ...Ваше королевство, расположенное в центре страдающего Индокитая, представляется образцом единства и независимости... дружба двух правительств и двух наших народов стала еще более активной, чем когда бы то ни было. И вот вам незабываемое доказательство этого... Да здравствует Камбоджа!"37.

Речь французского президента неоднократно прерывалась аплодисментами восторженных слушателей, многие из которых, не зная французского языка, вряд ли уловили смысл сказанного. Однако все они ощущали, что являются свидетелями исторического события. Среди присутствовавших было и немало людей, критически относившихся к Сиануку и де Голлю, но они до поры до времени скрывали эмоции за фирменными кхмерскими улыбками, стараясь не выдавать своих подлинных чувств. Спустя три с половиной года именно им предстояло с американской помощью отстранить Сианука от власти, ввергнув Камбоджу в пучину братоубийственной войны.

ПОЕЗДКА В АНГКОР. ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ НА ЗЕМЛЕ КАМБОДЖИ.

В тот же день де Голль и Сианук отбыли на самолете из Пномпеня в провинцию Сиемреап, где французский гость смог полюбоваться храмовым комплексом Ангкор-Ват - крупнейшим религиозным сооружением, когда-либо возведенным руками человека. Он представляет собой прямоугольную конструкцию 1500 на 1300 м, площадью 200 га. По периметру сооружения выкопан ров шириной 190 м. Площадь комплекса -200 кв. км. Его строительство ученые-историки относят к XII - XIII вв. Продолжительное время здесь находилась столица Ангкорской империи - одного из самых больших государств Юго-Восточной Азии в средние века. В XIV в. Ангкор пришел в упадок, и его постепенно поглотили джунгли. Благодаря французу Муо в 1851 г. Ангкор, находившийся тогда под юрисдикцией соседнего Сиама, был вновь открыт для мира. С установлением в 1863 г. французского протектората три главные башни Ангкора стали изображать на государственном флаге Камбоджи. В 1907 г. французы добились, чтобы Сиемреап отошел к Камбодже. Долгие годы изучением Ангкора занимались специалисты французской школы Дальнего Востока, неутомимой подвижнической деятельностью возродившие этот символ величия кхмерской нации для самых разных слоев кхмерского населения.

В 1941 г. Франция, точнее режим Виши, вынуждена была подписать с Таиландом, как стал называться Сиам с 1939 г., соглашение, по которому эти земли вместе с храмовым комплексом вновь отошли под его суверенитет. Но как только закончилась Вторая мировая война, Таиланд, откровенно симпатизировавший Японии, утратил провинции Баттамбанг и Сиемреап. Их опять вернули Камбодже. Произошло это во многом благодаря позиции де Голля, до января 1946 г. возглавлявшего правительство Франции и критически относившегося к правящим кругам Таиланда как союзникам Японии в войне.


37 Видеозапись этой части речи де Голля доступна для бесплатного просмотра в сети Интернет. - http://www.ina.fr/economie-et-societe/vie-sociale/video/CAF90049292/de-gaulle-a-phnom-pe nh.fr.html.

стр. 110

После достижения Камбоджей политической независимости французские археологи продолжили свои научные изыскания на территории Ангкора. Важным стимулом для этого стало желание Сианука, который хотел, чтобы камбоджийцы видели в нем продолжателя дела знаменитого правителя Ангкорской империи конца XII-XIII в. Джаявармана VII, чтобы нация сплотилась вокруг фигуры "нового Джаявармана" и, если потребуется, боролась за свою независимость и территориальную целостность "до последнего кхмера"38. Набожный буддист Сианук приезжал в Ангкор перед принятием любого мало-мальски серьезного решения по вопросам внутренней и внешней политики.

Де Голль по совету своего министра культуры А. Мальро, еще в 1923 г. побывавшего в составе археологической экспедиции в Камбодже и знавшего, какую роль играет Ангкор в жизни ее народа, инициировал выделение помощи на реконструкцию комплекса, в частности, на закупку археологического оборудования. Теперь дополнительно к уже имевшимся требовались мощные подъемные краны, многотонные грузовики для вывозки грунта, а также современное научно-исследовательское оборудование. Сианук и его советники заранее рассчитали, что, увидев величие Ангкора собственными глазами, де Голль примет судьбоносное для Камбоджи решение - распорядится об увеличении объемов финансирования комплекса.

У де Голля и его супруги состоялась беседа с главным хранителем Ангкора, французским исследователем из Школы Дальнего Востока Бернаром Гролье, человеком, фанатично преданным науке и страстным пропагандистом достижений древней камбоджийской цивилизации. Сиануку казалось важным, чтобы о материальных проблемах Ангкора де Голлю рассказал француз, а не уроженец этих мест или высокопоставленный камбоджийский чиновник. Как и ожидалось, Ангкор произвел на французского лидера неизгладимое впечатление, он несколько раз с восхищением повторил: "Это великолепно!" - и тут же распорядился выделить запрашиваемые камбоджийской стороной средства.

Вечером в честь гостей на озере Тонлесап была разыграна грандиозная водная феерия. Де Голль снова был в восторге: ничего подобного он не видел ни разу в жизни39.

В последний день пребывания в Камбодже де Голль принял на территории французского посольства в Пномпене около 2 тыс. граждан своей страны, временно или постоянно проживавших в Камбодже40. Выслушав их пожелания и рекомендации по дальнейшему сотрудничеству со страной проживания, он пожелал им успехов в деятельности на благо двух дружественных народов.

Лидеры двух стран подписали совместное коммюнике, где подчеркивалось, что Франция признает нейтралитет, независимость и территориальную целостность Камбоджи в рамках ее нынешних границ. Таким образом, бывшая метрополия стала первой из западных стран, сделавших заявление подобного рода41. В документе затрагивалось также положение во Вьетнаме и Лаосе - сложное, но имевшее реальные перспективы мирного урегулирования.

Де Голль обещал Сиануку, что Франция и впредь будет оказывать его стране экономическую и финансовую поддержку, французский капитал примет участие в строительстве новых объектов, а французские специалисты помогут камбоджийским коллегам в развитии системы образования и научных исследований42.


38 См. Косите И. Г. Указ. соч., с. 110.

39 Sihanouk N. Souvenirs doux et amers, p. 319 -320.

40 В Камбодже тогда временно или постоянно проживало 5 тыс. французских граждан. -La Depeche du Cambodge, 24.VIII.1966.

41 Территориальные претензии к Камбодже имели Таиланд и Южный Вьетнам - союзники США. Признание существовавших на то время камбоджийских границ грозило странам, их признавшим официально, ухудшением отношений с ними.

42 Notes et etudes Documentaires, 1967, 29 avril, N 3384 a 3387, p. 16, 129 - 130; Les paroles de Samdech Norodom Sihanouk, p. 633 - 637.

стр. 111

На банкете по случаю окончания визита де Голля в Камбодже, состоявшемся в Королевском дворце, Сианук сказал, что этот визит дал большой стимул к "нашему существованию как нации, как страны, традиционно дружественной Франции". Обращаясь лично к де Голлю, он заявил, что тот является для всех камбоджийцев "великим национальным героем". "Вы символизируете наш идеал, - сказал Сианук, - идеал независимости, свободы, справедливости... высоко поддерживаете имя Франции"43.

Кроме того, было опубликовано обращение Сианука к представителям иностранной прессы, освещавшей визит де Голля, в котором камбоджийский лидер посчитал необходимым сделать два уточнения. Насчет встречи де Голля с официальным представителем ДРВ было заявлено, что оценка этого события "не входит в компетенцию камбоджийской стороны", а по поводу отказа А. Гарриману в посещении Камбоджи в дни визита де Голля сделано уточнение: инициатива приезда исходила от американца, а не от Сианука и никакого отношения этот "частный эпизод" к вьетнамской проблеме не имеет44.

Вечером де Голль вылетел из Пномпеня. Самолет взял курс на Нумеа, где президент планировал присутствовать на испытаниях французского ядерного оружия, которое, по его мнению, также символизировало возрождение "величия Франции" в качестве мировой державы.

Во время церемонии проводов де Голля на аэродроме Почетонг советский посол А. П. Ратанов имел краткую беседу с Кув де Мюрвилем. Выражая, по-видимому, согласованное со своим шефом мнение, министр иностранных дел Франции заявил, что главное впечатление, вынесенное из посещения Камбоджи, - это "стабильность внутриполитического положения", которое по сравнению с африканскими странами отличают прочность и отсутствие каких-либо волнений. "Важно, чтобы Камбоджа и впредь оставалась вне конфликта и сохранила свой нейтралитет", - заявил Кув де Мюрвиль45.

На заседании совета министров Франции, проходившем через две недели после пномпеньской речи, де Голль дал такую оценку приему, оказанному ему в Пномпене: "Сианук мобилизовал всю Камбоджу, которая весьма охотно отозвалась на его призыв. Это было грандиозно! Мы не можем помешать ходу событий, но надо четко сказать, что единственно возможный выход - это тот, который в свое время и в иных обстоятельствах избрали мы"46. Де Голль явно имел в виду политическое разрешение индокитайской проблемы на Женевском совещании 1954 г., в работе которого, в выработке его итоговых документов, помимо сторон конфликта, непосредственное участие принимали представители СССР и Великобритании, а также США.

ИТОГИ

Визит де Голля в Камбоджу вписался в череду его внешнеполитических акций 1963 - 1966 гг., которые условно можно охарактеризовать как "французскую фронду". Вначале были признание КНР, выход из военной организации НАТО, прекращение сотрудничества в рамках СЕАТО, исторический визит в Москву и, наконец, в Пномпень. Каждый из этих демонстративных шагов неизменно вызывал раздражение в Вашингтоне и зачастую неодобрительные отклики других союзников Франции по западному блоку, считавших, что в угоду личным амбициям и сомнительной славе миротворца де Голль ослабляет Запад перед лицом "лагеря социализма", выступает "объективным союзником коммунистов"47. Некоторые недолюбливавшие генерала наблюдатели


43 Les paroles de Samdech Norodom Sihanouk, p. 626, 631.

44 В официальном сборнике речей Сианука, вышедшем позднее, датой этого обращения названо 31 августа 1966 г. - Les paroles de Samdech Norodom Sihanouk, p. 617 621.

45 АВП РФ, ф. 569, оп. 5, д. 12, п. 18, л. 43.

46 Цит. по: Пейрефит А. Указ. соч., с. 369 - 370.

47 В этом еще в 1964 г. де Голля обвинял его давний союзник, известный политический деятель П. Рейно. - Рейно П. Внешняя политика голлизма. М., 1964.

стр. 112

объясняли его позицию старческими чудачествами, другие - неудовлетворенной манией величия.

В лояльно относившихся к де Голлю западных изданиях отмечалось, что пышность приема в Камбодже и его речь на Олимпийском стадионе ничего не изменили в смысле разрешения индокитайской проблемы, поскольку всю вину за войну во Вьетнаме он возложил на США, почти не упомянув при этом об ответственности Пекина и Ханоя. Вместе с тем в редакционной статье английской "Санди таймс" говорилось, что, хотя поездка де Голля имела малую эффективность, высказанное им мнение относительно вьетнамской войны, если отвлечься от антиамериканизма, заслуживает уважения. Многим в Англии хотелось, чтобы и их правительство публично высказывало такие взгляды48.

Уже на следующий день после выступления де Голля на Олимпийском стадионе, текст его речи, сразу же названной журналистами "гшомпеньской", появился в главном рупоре Пятой республики - газете "Монд", а затем полностью или частично был перепечатан множеством изданий по всему миру. Очередной номер парижского ежемесячника "Монд дипломатик" значительную часть материалов посвятил Камбодже, назвав ее "островом мира и стабильности в Юго-Восточной Азии"49.

Бывший премьер-министр Франции, депутат Европарламента Р. Плевен от своего имени выразил сожаление сторонников "атлантической ориентации", что речь де Голля в глазах "наших друзей и партнеров в Европе" выглядела образцом "одностороннего подхода" к оценке вьетнамской проблемы50. Известный французский политический обозреватель Р. Торну чуть позднее также отмечал, что западный мир немало удивился выступлению де Голля, грешившему "односторонними трактовками фактов"51.

Французские коммунисты, как и следовало ожидать, при всем своем неприятии политики де Голля после его антиамериканских высказываний в Пномпене заявили, что в этом состоит позитивная сторона голлистской политики и они ее признают без колебаний52.

В СССР отдельные места пномпеньской речи цитировали некоторые газеты и журналы53, но полный текст был опубликован лишь в "Атласе ТАСС", закрытом издании с грифом "для служебного пользования", рассылавшемся по специальному списку ограниченному количеству адресатов54. Подспудно ощущавшаяся ревность к Камбодже - ведь именно там, а не в Москве де Голль произнес программную речь по индокитайскому урегулированию, - не вылилась на страницы советской прессы, но нашла отражение в документах МИД. Советские аналитики объясняли такое решение де Голля стремлением "расширить свои позиции в странах Индокитая" и отмечали, что "объективно эта линия... расшатывает сплоченность империалистического лагеря... создает дополнительные возможности использования Советским Союзом и другими социалистическими странами межимпериалистических противоречий в целях пресечения агрессивных действий США в Юго-Восточной Азии"55.

4 сентября А. П. Ратанов в неофициальной обстановке беседовал с советником посольства Франции в Пномпене Т. Мазараком. Тот попытался объяснить советскому послу, почему де Голль был столь пессимистичен, когда на Олимпийском стадионе заявил, что для мирных переговоров по урегулированию во Вьетнаме нет условий. По его мнению, враждующие стороны в Южном Вьетнаме зашли в военном и политическом противостоянии слишком далеко, а реалист де Голль не мог с этим не считаться. Кроме того, заявил Мазарак, США игнорируют мнение Франции. В связи с этим де Голль "все


48 The Sunday Times, 11.IX.1966.

49 Le Monde diplomatique, septembre 1966, p. 9 - 15.

50 France-Asie/Asia, 1966, N 187, p. 131.

51 Tornoux R. Le feu et la cendre. Paris, 1967, p. 327.

52 См. Дюкло Ж. Мемуары, т. 2. М., 1975, с. 476. Подробнее об оценках французскими левыми партиями визита де Голля в Камбоджу см. Селиванов И. Н. Франция и Камбоджа, с. 90.

53 См., например: За рубежом, 1966, N 37.

54 Атлас ТАСС, 1966, N 45.

55 АВП РФ, ф. 0136, оп. 56, д. 26, п. 307, л. 124 - 125.

стр. 113

более пессимистически смотрит на перспективу урегулирования вьетнамской проблемы". Своим визитом, сказал он, де Голль способствовал укреплению камбоджийского нейтралитета, который в последнее время "начал проявлять признаки нестабильности и колебания". По сведениям Мазарака, встреча де Голля с представителем ДРВ проходила без участия третьих лиц. Вьетнамский представитель якобы собирался взять на беседу сопровождающих лиц, но де Голль этого не захотел56.

Через министерство иностранных дел Франции де Голль распорядился ознакомить советских коллег с доверительной информацией о своем визите в Камбоджу, и это, конечно же, сказалось на улучшении и дальнейшем развитии советско-французских отношений. Они резко ухудшились лишь спустя полтора года, в связи с вводом советских войск в Чехословакию.

В Ханое визит де Голля произвел благоприятное впечатление. По информации, поступившей из ДРВ в МИД СССР, Хо Ши Мин и его ближайшее окружение весьма благосклонно отнеслись как к содержанию пномпеньской речи, так и к высказываниям президента Франции и его министра иностранных дел в беседах с официальными представителями ДРВ и НФОЮВ.

В Пекине, где в это время набирала силу "Великая пролетарская культурная революция", тоже положительно восприняли антиамериканский демарш де Голля, усмотрев в нем раскол западного мира перед лицом мировой антиимпериалистической солидарности.

За всеми этими глобальными оценками отошла на второй план еще одна немаловажная причина поездки де Голля в Камбоджу - стремление сохранить экономические и политические позиции в бывшей колонии в формате "французской модели" выстраивания отношений по линии Север - Юг. Такой опыт затем мог бы использоваться для осуществления контактов с другими бывшими французскими колониями.

На наш взгляд, де Голль был ярким представителем прагматизма во внешней политике. Не испытывая никаких симпатий ни к коммунистам, ни к американцам с их надменностью и "неопытностью" в международных делах, он стремился лишь ему известными способами, зачастую интуитивно, реализовать на практике свой принцип возрождения былого величия Франции. Президент в очередной раз продемонстрировал всему миру, прежде всего двум "сверхдержавам", что независимый внешнеполитический курс Франции пользуется заслуженной поддержкой в странах "третьего мира", особенно после проведенной под его руководством деколонизации. В максимально благоприятной обстановке, среди единомышленников он обозначил свою позицию по урегулированию ситуации во Вьетнаме. Публичная поддержка режима Сианука должна была показать государствам "третьего мира", что Франция - их потенциальный союзник, в том числе в противостоянии экономической и идеологической экспансии двух "сверхдержав", что Франция не бросает своих подопечных на произвол судьбы. Кроме того, де Голль дал понять всем бывшим французским колониальным владениям, сколь благотворным может быть французское цивилизационное влияние там, где новые власти в порыве эйфории от обретенного суверенитета не отказались от той части своей истории, которая была прожита их народами совместно с французами.

Таким образом, из поездки в Камбоджу де Голль извлек максимальный пропагандистский эффект, так же как ранее из визитов в Латинскую Америку и Советский Союз, а позднее, в 1967 г., из триумфального вояжа по франкоязычному канадскому Квебеку.

В голлистской историографии визит в Камбоджу до сих пор занимает почетное место как наглядный пример осуществления на практике идеи о возрождении былого величия Франции. А в истории внешней политики Камбоджи это пример смелой дипломатии Нородома Сианука, в очень непростой обстановке бросившего вызов США, а вскоре проявившего твердость в отстаивании национальных интересов перед лицом маоцзэдуновского Китая. Такая политика двух лидеров в жестких реалиях биполярного мира, конечно же, не могла трактоваться современниками однозначно, но по прошествии почти пяти десятилетий она выглядит, по меньшей мере, достойной уважения.


56 Там же, ф. 569. оп. 12, д. 5, п. 18, л. 41 - 42.

Orphus

© library.se

Permanent link to this publication:

http://library.se/m/articles/view/ВИЗИТ-ШАРЛЯ-ДЕ-ГОЛЛЯ-В-КАМБОДЖУ-В-1966-году

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sweden OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.se/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. Н. СЕЛИВАНОВ, ВИЗИТ ШАРЛЯ ДЕ ГОЛЛЯ В КАМБОДЖУ В 1966 году // Stockholm: Swedish Digital Library (LIBRARY.SE). Updated: 07.02.2020. URL: http://library.se/m/articles/view/ВИЗИТ-ШАРЛЯ-ДЕ-ГОЛЛЯ-В-КАМБОДЖУ-В-1966-году (date of access: 08.04.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. Н. СЕЛИВАНОВ:

И. Н. СЕЛИВАНОВ → other publications, search: Libmonster SwedenLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Sweden Online
Stockholm, Sweden
59 views rating
07.02.2020 (61 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Российско-шведские отношения периода первой мировой войны в отечественной историографии
Catalog: Political science 
Yesterday · From Sweden Online
Such is the brief background of the fact that the photon was called the quantum of the electromagnetic wave. And it suited everyone until a half-educated philosopher arrived, who said: gentlemen, let the photon have neither electric nor magnetic charge, and therefore it cannot form the configuration of the electromagnetic wave, where the electric and magnetic components are perpendicular to each other and wave propagation vector. Moreover, this philosopher said that he made a discovery by inventing such a design of an electron and a positron that generates exactly the perpendiculars that are observed in electromagnetic waves.
Catalog: Physics 
7 days ago · From Gennady Tverdohlebov
No one doubts the existence of the electronic current, and there is no need to prove it, although the theory of alternating current, based on the assumption that electrons can run in one direction and then in the reverse direction, is clearly erroneous and requires a refutation. To prove the existence of a positron current, it is sufficient to pass the current rectified by the semiconductor bridge through the frame of the magnetoelectric galvanometer in one direction and then in the opposite direction. Both currents will deflect the arrow towards the south pole of the magnet, which corresponds to the charge of the positron.
Catalog: Physics 
18 days ago · From Gennady Tverdohlebov
These errors of the modern theory of electricity are connected with the fact that only now physical science, and first of all, quantum physics, began to clarify the nature of the charges of electrons and positrons. It turned out that there are no specific electric charges in nature, because an electron - by 2/3 of its volume - is a magnetic dipole of the north pole, called a minus, and a positron is a magnetic dipole of the south pole, called a plus. Each charge generates 1/3 of the volume of the magnetic induction of the opposite pole. Moreover, a larger magnetic charge is considered an electric charge, and a smaller magnetic charge is considered to be the magnetic component of the charges, which, when current flows in the conductor, generates speraloid lines of magnetic induction.
Catalog: Physics 
28 days ago · From Gennady Tverdohlebov
In the modern theory of electricity, the conduction current is considered to be the current of free electrons. And the theory of alternating current is based on the assumption that electrons can change the direction of motion in the opposite direction. The fallacy of these theories is revealed if we consider the operation of alternators with a grounded neutral conductor, as is done in all industrial electrical installations.
Catalog: Physics 
33 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Н. С. ПЛЕВАКО, О. В. ЧЕРНЫШЁВА. Можно ли стать шведом? Политика адаптации и интеграции иммигрантов в Швеции после второй мировой войны
Catalog: Military science 
36 days ago · From Sweden Online
Ю. В. ЗУДОВ. Церковь, государство и общество в современной Дании
Catalog: Political science 
43 days ago · From Sweden Online
Яков II Стюарт
Catalog: History 
43 days ago · From Sweden Online
The experiment leaves two puzzles unresolved. 1. As a single particle passes through both slits simultaneously. 2. Why, when installing sensors, the interference picture disappears. For two hundred years, the best minds of physicists and mathematicians tried to solve the riddle of the collapse of the wave function. The most controversy has unfolded about the sensors of particle passage through the slit.
Catalog: Physics 
51 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Швеция во внешней политике Германии в годы первой мировой войны
Catalog: Political science 
54 days ago · From Sweden Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ВИЗИТ ШАРЛЯ ДЕ ГОЛЛЯ В КАМБОДЖУ В 1966 году
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Swedish Digital Library ® All rights reserved.
2014-2020, LIBRARY.SE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK