LIBRARY.SE is a Swedish open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: SE-37
Author(s) of the publication: Ю. Б. РЯБОШАПКО

share the publication with friends & colleagues

Приемы выработки дипломатических документов в ходе переговоров России со Швецией в конце XVI в. не были предметом специального изучения ни в советской, ни в шведской историографии. Ниже предпринята попытка проследить наиболее характерные приемы, использованные обеими договаривающимися сторонами в процессе выработки текста одного из русско- шведских договорных актов того времени - Тявзинского мира 1595 года.

Сохранились три редакции этого акта1 . Первая (ТД-1) дошла до нас в виде перевода письма шведских послов от 17 января 1595 г., вписанного в текст статейного списка тявзинских переговоров. Она разбита на 17 пронумерованных статей, являющихся как бы развернутыми тезисами будущего договора. Вторая (ТД-2) сохранилась в качестве приложения к тому же статейному списку и была названа ее первым публикатором П. Г. Бутковым "Предварительной записью"2 . Эта редакция - самая пространная. Третья (ТД-3) - окончательная, является несколько измененной ТД-2, особенно в плане композиции3 . Шведский подлинник ТД-3 находится в ЦГАДА4 . Русский оригинал "вечного мира", по-видимому, утрачен5 .

Тявзинские переговоры 1594 - 1595 гг. были начаты по инициативе Швеции после русско-шведской войны 1590 - 1593 годов. Правительство Бориса Годунова придерживалось тактики их затягивания. Русским дипломатам было предписано добиваться возвращения исконных русских земель, захваченных Швецией во время Ливонской войны, прежде всего Нарвы и Корелы6 .

Правящие круги Швеции в директивах своим послам подчеркивали необходимость закрепить фактическую блокаду торговли России на Балтике. Однако, отдавая себе отчет в том, что русская сторона не пойдет на односторонние уступки, представители Швеции предложили компромиссный вариант: они согласились возвратить России Корелу с уездом в обмен на признание "прибалтийского барьера". Этот тезис и стал лейтмотивом всех трех редакций Тявзинского договора, созданных усилиями обоих посольств. При этом переговоры неоднократно прерывались, а судьба некоторых статей мирного договора определилась буквально "под занавес"7 .

Ко времени составления окончательного варианта Тявзинского договора все принципиальные вопросы, поднятые в ходе переговоров, были решены. Проводя текстологический анализ договора, можно, во-первых, проследить, как дипломаты России и Швеции, стараясь максимально реализовать внешнеполитические программы своих правительств, прибегали к различным приемам выработки приемлемых формулировок; во-вторых, выявить причины, побуждавшие дипломатов использовать тот или иной прием; в-третьих, показать, какой внешне- либо внутриполитический эффект при этим достигался.

Одним из наиболее характерных приемов было уточнение национальной принадлежности подданных: сужение их национального состава нередко означало увеличение выгод для другого государства. Это прослеживается по ст. 6 ТД-2, при выработке которой нашел отражение развал Ливонии и уступка Россией своих прав на Эстляндию:


1 ЦГАДА, ф. 96, "Сношения России со Швецией", оп. 1, кн. 7.

2 См. "Журнал Министерства внутренних дел" (ЖМВД), 1840, N 9, с. 326.

3 Там же, с. 342 - 361; "Sverges traktater med frammande, magter" (CT), V delen, I halft. Stockholm. 1903, s. 79 - 91.

4 ЦГАДА, ф. 96, on. 3, д. 12.

5 Многие договорные акты, хранившиеся в Выборгском замке, сгорели во время пожара 7 мая 1697 г. (ST, I delen. Stockholm 1877, s. 43G-437).

6 ЦГАДА, ф. 96, оп. 1. Столбцы, 1594 г., д. 2.

7 См. Ю. Б. Рябошапко. Тявзинские переговоры 1594 - 1595 гг. "Социально-политическая история СССР". Ч. II. М. -Л. 1974 (ротапринт).

стр. 160


при перечислении национальностей пленных, подлежащих освобождению, вместо "ливонцы" в ТД-3 было написано "эстланцы" (ст. 7).

Серьезные изменения в текст внесло сокращение в ТД-3 числа категорий ландскнехтов, воевавших в составе шведской армии и попавших в плен. В ТД-2 к этой категории были отнесены наемники из городов, бывших или впоследствии ставших шведскими владениями8 . В ТД-3 круг пленных ландскнехтов, подлежавших освобождению, заметно сузился: возвратиться на родину могли лишь собственно шведские подданные. В особую категорию были выделены шведские подданные, добровольно сдавшиеся в плен и переселенные в Казань, Астрахань и другие места. В ТД-3 о них говорится: "Также и те, которые из России с Татары, или другие пленные взяты от Шведов в замках, или на поле"9 . Тем самым акцент был перенесен на национальную принадлежность той части русского войска, которая пленила ландскнехтов, то есть на татар.

Проявление шведскими послами интереса к данному вопросу имело классовую подоплеку. Дело в том, что в конце Ливонской войны многие молодые батраки, в частности из-под Вирумаа (Эстляндия), не желая возвращаться к своим угнетателям, добровольно сдались в плен татарским контингентам русских войск. Лишившись своих работников10 , феодалы Вирумаа (и, вероятно, не только этой местности) оказывали энергичное воздействие на шведские правящие круги и, судя по этому пункту ТД-3, они нашли у них поддержку.

Ст. 6 ТД-3, посвященная сбору дани с лопарей (саами), по сравнению с ТД-2 (ст. 5) стала в 2,5 раза короче, в ее текст были внесены существенные изменения, причем не только в содержание, но и в расстановку ее основных акцентов. В частности, в ст. 6 ТД-3 вопрос о передаче Корелы России прямо не ставится; главным мотивом этой статьи стал тезис - до размежевания земель не брать дани с лопарей ("лапонцов") на спорных территориях11 . Инициаторами данной статьи были русские послы, а причиной ее появления - разорение Карелии в результате военных действий 1590 - 1593 годов. Предстоявший переход к России Корелы с уездом, а возможно, и других земель и обусловил топографическую локализацию территорий, указанных в тексте договора, с целью уточнения в дальнейшем подданства саамов. Поэтому в ТД-3 вместо расплывчатого определения "свои лопари" было дано предельно конкретное, исключающее какие-либо недоразумения и политические спекуляции: "которые живут по Двинской и Кексгольмкой земли и к Кольскому замку".

В ходе тявзинских переговоров правящие круги Швеции, стремясь сделать более эффективной политику "прибалтийского барьера", добивались, во- первых, запрета торговли в Ивангороде, купцы которого конкурировали с немецким купечеством Нарвы12 , во-вторых, создания в рамках этой политики благоприятных условий для торговли с Россией прежде всего для шведского купечества13 , а уж потом - для немецких купцов восточно- прибалтийских городов Шведского королевства. Из числа последних наиболее заинтересованы в торговле с Россией были Нарва, Выборг и особенно Ревель. Обе тенденции отчетливо проявились в процессе изменения ст. "Первое о торговле" ТД-2. После того, как был вдвое сокращен пункт 4 указанной статьи (о запрете торговых операций в Ивангороде), шведские дипломаты присоединили к нему бывший пункт 5 той же статьи о взаимном обязательстве не торговать испорченными и незарегистрированными товарами. В результате было достигнуто принципиальное изменение текста. Если в ТД-2 гарантии качества товаров и гласности торговых операций носили двусторонний характер (хотя и подчеркивалось, что запись товаров и торговля будут происходить на шведской стороне14 , то есть в Нарве), то, согласно пункту 4 ст. 2 ТД-3, указанные гарантии давала лишь Россия15 .


8 ЖМВД, 1840, N 9, с. 337 - 338.

9 Там же, с. 350 - 351.

10 "История Эстонской ССР". Т. I. Таллин. 1961, с. 368.

11 ЖМВД, 1840, N 9, с. 336.

12 Шведские дипломаты требовали разорить Ивангород или перенести его на 5 верст от шведской границы (ЦГАДА, ф. 96, оп. 1, кн. 7. лл. 128 об. - 130 об.), т. е. выше Наровского водопада, куда не могли подходить морские суда, в результате чего стала бы невозможной прямая торговля Ивангородского посада с заморскими гостями, а следовательно, и конкуренция с Нарвой (И. П. Шаскольский. Столбовский мир 1617 г. и торговые отношения России со Шведским государством. М. -Л. 1964, с. 40 - 41, прим. 41).

13 Там же, с. 89.

14 ЖМВД, 1840, .N 9, с. 332 - 333.

15 Там же, с. 346.

стр. 161


Таким образом, работа, проведенная шведскими дипломатами, позволила как шведскому, так и прибалтийско-немецкому купечеству Ревеля и Выборга получить двойной выигрыш. Если в ст. "Первое о торговле" ТД-2 шведские представители добились запрещения "гостевой" торговли (то есть прямых торговых операций иностранцев, без посредничества немецких купцов)} то по ст. 2 ТД-3, помимо этого, все шведские подданные - купцы (то есть и шведы и прибалтийские немцы) уже не несли никакой ответственности за качество товаров, продаваемых русским купцам. В итоге объединение равноправного и дискриминационного пунктов статьи в один дало равнодействующую, выгодную не только шведскому риксроду и шведскому купечеству, но и немецким купцам Ревеля и Выборга, теперь уже официально признанных стапельными пунктами в торговле с Россией, в ущерб русскому купечеству и немецким купцам Нарвы.

В тех случаях, когда шведским дипломатам по тем или иным причинам были невыгодны ссылки в тексте договора на "старину", упоминания о старых договорах убирались из очередной его редакции. Бывало и так, что одновременно с конкретизацией его текста под предлогом удаления архаизмов королевские представители устраняли из него невыгодные им в данной внешнеполитической ситуации ссылки на традиции в русско-шведских отношениях. Так, если в ст. 1 ТД-2 имелось выражение: "да и всему сила быти в обычьех при маистрех изстари", дававшая русской стороне большие возможности для преодоления "прибалтийского барьера", то в ст. 2 ТД-3 вместо этой ссылки остались всего 2 слова: "как водитца"16 . Такой заменой шведы пытались, очевидно, затушевать в ТД-3 нарушение ими древнего обычая свободы торговли.

Однако не всегда ссылки на "старину" были оправданы. Например, шведские послы вставили в текст статьи о торговых дворах ТД-2 ссылку на то, что их купцы исстари владели на Руси торговыми дворами. В действительности же прибалтийско-немецкие купцы (позднее ставшие подданными Швеции) до этого имели в России лишь свои частные дворы. Поэтому русские послы и заставили шведских дипломатов изъять из ст. 2 ТД-2 ссылку на то, что шведские купцы якобы владели дворами с огородами и угодьями в Москве, Новгороде, Пскове и других городах "изстари"17 .

Конкретизация, как, впрочем, и сокращение текста отдельных статей договора, могли быть обусловлены желанием расширить льготы, например, в пользу шведского купечества. В частности, ст. 3 ТД-3 увеличивала количество шведских портов, в которых русским подданным разрешалось иметь торговые дворы: кроме трех, упомянутых в ст. 2 ТД-2, - Выборга, Колывани (Ревеля) и Або, - в ТД-3 разрешалось иметь дворы "и в других местах"18 . Внешне тут заметна лишь уступка шведов, согласившихся на уравнивание в правах купцов обеих стран. На деле этот пункт был и результатом борьбы двух купеческих группировок: прибалтийско-немецкого купечества Ревеля и Выборга и гораздо менее сильного шведского купечества. Дело в том, что хотя предстоявшая постройка русских торговых дворов в ряде городов Швеции и била по монополии Ревеля и Выборга, однако указанный пункт договора позволял шведским подданным - купцам проникать в глубь России, что было выгодно прибалтийско-немецкому купечеству, ибо сами шведы не предпринимали столь далеких поездок19 .

Изменение ряда формулировок договора смягчало некоторые из требований шведской стороны и скорее всего было результатом деятельности русских послов. Так, из ст. 3 ТД-2 было удалено обязательство о помощи с русской стороны шведским подданным в организации судебного процесса над задолжавшими им русскими купцами. Вместо этого в ТД-3 (ст. 4) была помещена более лаконичная и менее обязывающая формулировка: "Свободно и невозбранно такой долг по достоинству отыскивать"20 .

Политические цели могло преследовать и изменение терминологии договора. Возьмем ст. 9 ТД-3 о сохранении мира в случае пограничных инцидентов и о расследовании последних с наказанием виновных. Хотя она и являлась традиционной, но по сравнению с аналогичной статьей ТД-2 претерпела существенные изменения. В ТД-2 она носила более суровый характер: помимо наказания, в ней была предусмотрена смертная казнь за преступления, совершенные на


16 Там же, ср. ст. 1 ТД-2 (с. 330 - 331) и ст. 2 ТД-3 (с. 345).

17 Там же, ср. ст. 2 ТД-2 (с. 333) и ст. 3 ТД-3 (с. 347 - 348).

18 См. там же.

19 И. П. Шаскольский. Указ. соч., с. 98.

20 ЖМВД, 1840, N 9, с ст. 3 ТД-2 (с. 333 - 334) и ст. 4 ТД-3 (с. 348 - 349).

стр. 162


границе21 . В ТД-3 говорится уже не о казни, а о наказании22 . Уточняется и терминология: в ТД-2 "душегубство" и "убойство", а в ТД-3 - "убивство"; вместо "пожога" (ТД-2)-"зажигание" (ТД-3). Изменились некоторые обобщающие термины: вместо "воровства" (ТД-2) появилось "разорение" (ТД- 3). Известно, что первым термином в то время обозначали государственное преступление. Понятие же "разорение" носило скорее уголовный оттенок, и хотя термин "воры" все же остался в ТД-3, статья эта стала гуманнее, так как наказание еще не означало непременно казнь, в то время как в ТД-2 говорилось и о наказании и о казни23 , что фактически предполагало обязательность последней.

С особым тщанием отнеслись шведские дипломаты к выработке текста статьи о кораблекрушениях, ибо она касалась интересов шведской элиты. В ст. 5 ТД-3 вместо просто "суды" (ст. 4 ТД-2) были названы конкретные типы судов - корабли, шкуты и боты. Если в ст. 4 ТД-2 не указывалась сословная принадлежность владельца судов с товаром, то в ст. 5 ТД-3 перечислены все слои шведской правящей верхушки, начиная с короля и дворянства и кончая "военными людьми". Больше внимания было уделено и трактовке термина "кораблекрушение". В ст. 4 ТД-2 под кораблекрушением подразумевается выброс судна на берег во время шторма, а в ст. 5 ТД-3 под это понятие подводится даже попадание судна на мель. Изменяется и содержание требований к русской стороне: в ТД-2 она была обязана лишь не мешать Сбору и доставке в Швецию товара с потерпевшего корабля, а в ТД-3 на нее возлагалась обязанность помогать экипажам шведских судов, попавших в аварию, как в ликвидации ее последствий, так и в доставке товаров на шведскую сторону. Такие же права статья предоставляла русской стороне24 .

Когда одна из сторон не могла заставить другую изменить дискриминационный характер той или иной статьи на равноправный, последняя принималась, но с включением в текст новой статьи, нейтрализовавшей действие той, которая была навязана послами другой стороны. Так поступили русские послы с упоминавшейся выше ст. 2 ТД-3, "привязав" к ней в качестве своего рода противовеса ст. 19. Последняя должна была стать лазейкой, позволявшей русскому правительству получать так называемые узорочные товары непосредственно от иностранных купцов, имевших право транзитного проезда через шведскую и русскую пограничные зоны внутрь России. Очевидно, шведские верхи не хотели видеть в договоре эту статью, - так можно объяснить ее отсутствие в ТД-1 и ТД-2. Ст. 19 можно было трактовать расширительно - трудно угадать, какие товары покажутся завтра царской казне "узорочными". Шведские правящие круги могла беспокоить возможность прямых торговых связей на побережье Финского залива между русскими купцами и их заморскими коллегами. В ст. 19 перечислялись купцы из империи ("из Римского государства"), Испании, Англии, Дании, Франции, а также Любека "и иных мест". Это давало русской стороне возможность добиться беспрепятственного пропуска в Россию купцов и из других, не указанных ст. 19, стран. Правда, Швеция и здесь извлекала выгоды: в статье оговаривалась необходимость объявления и записи товаров в Выборге и Ревеле25 , то есть обязанность заморских купцов, отправлявшихся в Россию, платить в указанных портах пошлины.

Как только стало известно о заключении Тявзинского договора, шведское правительство приняло меры для блокирования прохода иностранных судов к русскому побережью Финского залива26 . Но эти меры не достигли цели. Практически с момента заключения Тявзинского договора и вплоть до начала XVII в. купцы из Западной Европы ездили со всевозможными товарами в Ивангород, Новгород и Псков. Их права, закрепленные ст. 19 ТД-3, были подтверждены официальными актами правительства России27 .

Пойдя на парафирование "вечного мира" и возвратив России Корелу с уездом (что означало потерю важнейшего плацдарма для экспансии на восток), правящие круги Швеции тем не менее так и не добились установления полного контроля над торговлей России со странами Западной Европы28 .


21 Там же, с. 338 - 339.

22 Там же, с. 352.

23 Там же, с. 338 - 339.

24 Там же. Ср. ст. 4 ТД-2 (с. 335) и ст. 5 ТД-3 (с. 349 - 350).

25 Там же, с. 345 - 346.

26 И. П. Шаскольский. Указ. соч., с. 27.

27 Там же, с. 33.

28 См. W. Tham. Den svenska utrikespolitikens historia. 1:2 (1560 - 1648). Stockholm. I960, s. 50 - 59.

Orphus

© library.se

Permanent link to this publication:

http://library.se/m/articles/view/ВЫРАБОТКА-ТЕКСТА-ТЯВЗИНСКОГО-ДОГОВОРА-1595-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sweden OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.se/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. Б. РЯБОШАПКО, ВЫРАБОТКА ТЕКСТА ТЯВЗИНСКОГО ДОГОВОРА 1595 ГОДА // Stockholm: Swedish Digital Library (LIBRARY.SE). Updated: 15.02.2018. URL: http://library.se/m/articles/view/ВЫРАБОТКА-ТЕКСТА-ТЯВЗИНСКОГО-ДОГОВОРА-1595-ГОДА (date of access: 28.05.2020).

Publication author(s) - Ю. Б. РЯБОШАПКО:

Ю. Б. РЯБОШАПКО → other publications, search: Libmonster SwedenLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Sweden Online
Stockholm, Sweden
670 views rating
15.02.2018 (833 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Густав II Адольф
Catalog: History 
22 days ago · From Sweden Online
Абоский мир 1743 года
Catalog: History 
33 days ago · From Sweden Online
Российско-шведские отношения периода первой мировой войны в отечественной историографии
Catalog: Political science 
51 days ago · From Sweden Online
Such is the brief background of the fact that the photon was called the quantum of the electromagnetic wave. And it suited everyone until a half-educated philosopher arrived, who said: gentlemen, let the photon have neither electric nor magnetic charge, and therefore it cannot form the configuration of the electromagnetic wave, where the electric and magnetic components are perpendicular to each other and wave propagation vector. Moreover, this philosopher said that he made a discovery by inventing such a design of an electron and a positron that generates exactly the perpendiculars that are observed in electromagnetic waves.
Catalog: Physics 
57 days ago · From Gennady Tverdohlebov
No one doubts the existence of the electronic current, and there is no need to prove it, although the theory of alternating current, based on the assumption that electrons can run in one direction and then in the reverse direction, is clearly erroneous and requires a refutation. To prove the existence of a positron current, it is sufficient to pass the current rectified by the semiconductor bridge through the frame of the magnetoelectric galvanometer in one direction and then in the opposite direction. Both currents will deflect the arrow towards the south pole of the magnet, which corresponds to the charge of the positron.
Catalog: Physics 
68 days ago · From Gennady Tverdohlebov
These errors of the modern theory of electricity are connected with the fact that only now physical science, and first of all, quantum physics, began to clarify the nature of the charges of electrons and positrons. It turned out that there are no specific electric charges in nature, because an electron - by 2/3 of its volume - is a magnetic dipole of the north pole, called a minus, and a positron is a magnetic dipole of the south pole, called a plus. Each charge generates 1/3 of the volume of the magnetic induction of the opposite pole. Moreover, a larger magnetic charge is considered an electric charge, and a smaller magnetic charge is considered to be the magnetic component of the charges, which, when current flows in the conductor, generates speraloid lines of magnetic induction.
Catalog: Physics 
78 days ago · From Gennady Tverdohlebov
In the modern theory of electricity, the conduction current is considered to be the current of free electrons. And the theory of alternating current is based on the assumption that electrons can change the direction of motion in the opposite direction. The fallacy of these theories is revealed if we consider the operation of alternators with a grounded neutral conductor, as is done in all industrial electrical installations.
Catalog: Physics 
83 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Н. С. ПЛЕВАКО, О. В. ЧЕРНЫШЁВА. Можно ли стать шведом? Политика адаптации и интеграции иммигрантов в Швеции после второй мировой войны
Catalog: Military science 
87 days ago · From Sweden Online
Ю. В. ЗУДОВ. Церковь, государство и общество в современной Дании
Catalog: Political science 
93 days ago · From Sweden Online
Яков II Стюарт
Catalog: History 
93 days ago · From Sweden Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ВЫРАБОТКА ТЕКСТА ТЯВЗИНСКОГО ДОГОВОРА 1595 ГОДА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Swedish Digital Library ® All rights reserved.
2014-2020, LIBRARY.SE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK