LIBRARY.SE is a Swedish open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: SE-90

share the publication with friends & colleagues

Десятилетие перед Первой мировой войной было временем пристального интереса русских и шведских военных друг к другу. Шведы полагали, что, потерпев поражение на Дальнем Востоке, Россия продолжит искать выход к океану и предпримет наступление на севере Европы. В российском Генеральном штабе (ГШ) исходили из того, что "Швеция готовит свои вооруженные силы исключительно против России"1. Считалось, что Швеция не решится выступить самостоятельно, но с большой долей вероятности присоединится к Германии, чтобы вернуть себе потерянную 100 лет назад Финляндию. Страх перед неприятельским десантом довлел над петербургскими стратегами еще с Крымской войны. Сначала боялись английского десанта (возможно, коалиционного - англо-французского), затем германского (возможно, совместного со шведским). Чем слабее был российский флот, тем серьезнее представлялась опасность. Понятно, что после потери флота в русско-японской войне этот страх стал доминирующим при определении оперативного задания флоту, заключавшегося в обороне столицы и пренебрежении всеми другими задачами. Примечательно, что планы на случай, если немцы и шведы не предпримут наступление в Финском заливе, так и не были выработаны.

Российская империя имела со Швецией и сухопутную, и морскую границы. Уже это обстоятельство было достаточным для разведывательной активности. До самого начала войны в российском ГШ не имели точных сведений, был ли заключен военный союз между Германией и Швецией2, однако не вызывал сомнения факт тесного сотрудничества армий этих стран. В "Военном сборнике", наиболее серьезном военном журнале, издававшемся в дореволюционной России3, шведский Генеральный штаб назывался филиальным отделением Берлинского большого Генерального штаба4. В дни кризиса, когда наши дипломаты и военные, аккредитованные в Стокгольме, выясняли останется Швеция нейтральной или присоединится к Тройственному союзу, военный агент5 Д. Л. Кандауров (1914 - 1916) доносил в Главное управление Генерального шта-


Табаровская Ксения Андреевна - кандидат исторических наук, специалист по истории Швеции.

1 Российский государственный военно-исторический архив (далее - РГВИА), ф. 2000, оп. 1, N 6886, 1907, "Краткая характеристика шведской армии", л. 31.

2 См. об этом: Рупасов А. И. Германо-шведские контакты о заключении военного союза (1910 - 1915). // I мировая война и международные отношения. СПб., 1995; Сергеев Е. Ю., Улунян А. А. Военные агенты Российской империи в Европе, 1900 - 1914. М., 1999.

3 См. подробнее об этом: Бескровный Л. Г. Очерки по источниковедению военной истории России. М., 1957, с. 430, 447.

4 Ракитин В. Военная мощь Швеции. - Военный сборник, 1911, N 8, с. 168.

5 Так называлась должность военного атташе в дореволюционной России.

стр. 183

ба (ГУГШ)6: "Почти все офицеры, не стесняясь, громко говорят, что армия никогда не согласится защищать ни под каким видом нейтралитет Швеции с оружием против Германии"7. Наши военные агенты и офицеры, выполнявшие в Швеции "негласные поручения" или официально сюда приглашенные (на маневры или в полки), доносили о ежегодных командировках шведских офицеров в Берлинскую академию ГШ для обучения и участия в маневрах германской армии. Они отмечали, что шведский полевой устав списан с германского и что шведы стремятся копировать немецких офицеров "как во внешности, так и в начальственных отношениях"8. От их внимания не ускользало, что залы офицерских собраний нередко украшались портретами Вильгельма II. Военный инженер подполковник А. Смирнов, дважды выполнявший рекогносцировки на территории Швеции, имел обыкновение выдавать себя за немецкого офицера из крепости Торн (которую хорошо знал), если представлялась возможность легально проникнуть в расположение какой-либо шведской части или в район фортов. "Немцы здесь очень популярны; шведы во всем копируют их, а особенно в военном деле", -указывал Смирнов в отчете о рекогносцировке крепости Буден, произведенной в 1907 г.9

Таким образом, соседство и возможно союзнические отношения с Германией создавали объективные предпосылки для пристального наблюдения за шведской армией. Однако, по мнению А. А. Игнатьева, военного агента в скандинавских странах в 1908 - 1912 гг., имел место и субъективный фактор. Карьеристы из Петербургского военного округа10 искусственно создавали новый северный фронт. Это давало возможность приравнять свой округ к числу пограничных (Варшавскому, Виленскому и Киевскому) и пользоваться особыми преимуществами по службе. Для этого из Финляндии лепили опасного внутреннего врага, а из Швеции- внешнего". Сам Игнатьев был убежден, что при любых политических комбинациях Швеция останется нейтральной.

В 1912 г. под грифом "Не подлежит оглашению" был издан обзор Средне-шведского района12, подготовленный офицерами ГШ. Этот объемный том, с иллюстрациями и картами, обобщал все имеющиеся на тот момент сведения статистического и географического характера. Речь шла о важнейших расстояниях внутри района и главных операционных направлениях (включая подробные описания рек, озер, болот и лесов); о путях сообщения и средствах связи (телефон, телеграф, почта); о возможностях действий войск в пределах района (движение, размещение и обеспечение всем необходимым) и о наиболее удобных местах десантных операций (участки побережья от Евле до залива Сёдертелье)13. Такая книга могла бы пригодиться армии, действующей на территории противника, однако планы обороны Балтийского побережья (1907, 1908, 1909, 1910 и 1912 гг.) предусматривали в качестве наступающей стороны Германию в союзе со Швецией, констатировали слабость нашего флота и ставили исключительно оборонительные задачи. Отдельные задания для рекогносцировок также имели в виду действия на территории Швеции. Например, в 1912 г. офицерам ГШ надлежало исследовать пути наступления, ведущие к центру страны - Стокгольму - от побережья в непосредственной близости моря и в обход кратчайших береговых дорог. Следовало выяснить разряд дороги (шоссе, грунтовая, почтовая, проселочная), ее качество (грунт,


6 В Главном управлении Генерального штаба за скандинавское направление отвечало 7-е делопроизводство 1 -го оберквартирмейстерства.

7 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 3311, 1914, л. 43.

8 Там же, N 6886, 1907, л. 29.

9 Там же, N892, 1907, л. 27.

10 С 1906 г. в зону ответственности разведывательного отделения Петербургского военного округа входили скандинавские страны.

11 Игнатьев А. А. 50 лет в строю. М., 1986, с. 327.

12 Включает в себя город Стокгольм и лены Стокгольм, Уппсала, Сёдерманланд, Эребру, Вестманланд, Коппарберг, Евлеборг, Емтланд.

13 Швеция. Обзор Средне-шведского района. СПб., 1912.

стр. 184

ширина полотна), степень проходимости (подъемы, спуски, мосты, препятствия) и позиции (фронт, обстрел, слабейшие участки); описать квартирно-бивачные места и средства связи, кратко охарактеризовать начальный пункт высадки, а также предоставить статистические данные о наиболее важных населенных пунктах, встречающихся по пути (число жителей, их зажиточность, запасы продовольствия, количество колодцев, лошадей, тип повозок, какой язык понимают)14. Эта несогласованность между общей установкой и частными заданиями объясняется обычной, рутинной работой военных, изучающих возможных противников со всех сторон и готовящихся к наступательным операциям. Вместе с тем исследователи военной истории и генералы, оставившие мемуары15, отмечали, что ГУГШ не отвечало той высокой задаче, которая на него возлагалась. Одна из причин - постоянная смена начальников ГШ, сама по себе негативно влияющая на подготовку к войне. За шесть предвоенных лет на этом посту друг друга сменили четыре генерала (А. З. Мышлаевский, А. А. Гернгросс, Я. Г. Жилинский, Н. Н. Янушкевич)16. "В зависимости от способности, степени подготовки и даже вкусов того или другого лица, у нас обращалось внимание на тот или иной вопрос, этот вопрос так или иначе разрешался, но того научно обоснованного синтеза, который имелся налицо во Франции или Германии, - у нас не было"17. А попытка объединить в одном совещательном органе представителей армии и флота потерпела неудачу. В 1908 г. Совет государственной обороны под председательством великого князя Николая Николаевича был распущен. МИД руководящих указаний не давал. Его представители неизменно присутствовали на ответственных совещаниях руководителей армии и флота, однако Морскому ГШ и ГУГШ приходилось самим комментировать обстановку, ставить задачи и, не имея иных возражений, кроме финансовых, решать их. Апогеем подобного ведения дел стал ультиматум, который в самом начале войны российский адмирал Н. О. фон Эссен готов был предъявить шведскому флоту18. Неопределенность, отсутствие политических и военных директив заставили адмирала действовать самостоятельно. Он вышел с эскадрой в море, чтобы там ожидать разрешения предъявить шведскому флоту требование перейти с Готланда в Карлскруну19 и оставаться там все время войны России с Германией. Но получил приказ ультиматум не предъявлять и в конфликт со шведами не вступать.

Для производства рекогносцировок и тайных наблюдений в Швецию выезжали главным образом офицеры ГШ и Петербургского военного округа. Они изучали пропускную способность и устройство шведских железных дорог; подступы к Сток-


14 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 3288, л. 12.

15 См. об этом: Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне. 1914 - 1915. Берлин, 1924; Головин Н. Н. Военные усилия России в мировой войне. М., 2001.

16 В Германии последовательное пребывание на таком же посту четырех лиц (Г. -К. Мольтке, А. фон Вальдерзе, А. фон Шлиффен, Г. -И. -Л. Мольтке-младший) продлилось 53 года.

17 Головин Н. Н. Указ. соч., с. 29 - 30.

18 Адмирал Эссен писал командующему шведским флотом: "Я все же не могу не обратить ваше внимание на то, что в период, ближайший перед началом войны, на родине вашей был целый ряд манифестаций в пользу вооружений для борьбы с Россией. Учитывая это обстоятельство, а также принимая во внимание трудность своевременного получения точных известий об истинных намерениях Швеции и ее вооруженных сил, я обращаюсь к вам, милостивый государь, с предложением перевести весь шведский флот в Карлскруну, с покорнейшей просьбой не выходить оттуда во все время продолжения войны России с Германией". - Петров М. Морская оборона берегов в опыте последних войн России. Л., 1927, с. 110.

19 Решение перенести военно-морскую базу из Карлскруны в Стокгольм было принято под впечатлением русско-японской войны. Подготовкой этого вопроса занимался капитан 1-го ранга Дальгрен. Он сравнивал топографические и гидрографические условия Карлскруны и Порт-Артура и указывал на их сходство как "природных западней для более слабого флота против сильнейшего". "Карлскруна, как и Порт-Артур, приготовленная могила для флота", - писал он в докладной записке в морское ведомство. - Полковник Алексеев в ГУГШ 3(16) августа 1906 г. -РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 883, л. 6.

стр. 185

гольму с севера и пути наступления от побережья к Стокгольму; дорогу от Будена до Хапаранды (на тот момент конечная станция шведской железной дороги у финляндской границы); железную и грунтовую дороги как пути наступления от Турнеэльвен к Лулеэльвен; укрепления у Каликсэльвен вблизи русской границы и крепость Буден на севере Швеции. Русские офицеры, тайно и открыто посещавшие Швецию, отмечали высокое качество дорог и мостов, наличие телефонной связи, почты, телеграфа и электричества даже в маленьких городках.

Большую работу выполнил уже упоминавшийся Смирнов, служивший в инженерных войсках в Кронштадте. Он провел в Швеции два лета подряд в 1907 и 1908 гг. В течение двух месяцев в 1907 г. он изучал подходы с моря к Стокгольму и его сухопутный фронт (Стокгольм совсем не укреплен со стороны материка, как о том говорится в сборнике "Пелэ-Нарбонн"20), ход работ в еще не законченной крепости Буден ("в Будене в настоящее время пять фортов... которые я видел и рисовал"), выполнил рекогносцировки реки Каликс ("нет еще фортов"), Карлскруны ("не удалось даже увидеть морские форты... В порт пройти мне также не удалось (иностранцев не пускают)"21; "изучил только со стороны суши") и Гётеборга ("исследовал довольно подробно"22; на форте "теперь идет установка башен и скрывающихся орудий"23). На следующий год Смирнов сосредоточил внимание на укреплениях Стокгольма. Он вновь обошел крепости Ваксхольм и Оскар-Фредриксборг, прикрывающие залив, к которому сходятся все фарватеры для глубокосидящих судов, и внес поправки и уточнения в ранее составленные им отчеты и планы. Кроме того, в донесениях, на основании собственного опыта, Смирнов дал советы, как следует работать в Швеции, стране не густонаселенной, где каждый чужак на виду.

Изучая крепость, не стоит ходить от центра к фортам, а наоборот, от фортов к центру. В руке, для отвлечения внимания, хорошо нести какой-нибудь пакет, это действует успокоительно. Еще более успокоительно действует наличие семьи: вторую часть поездки в 1907 г.24 Смирнов совершил в компании жены и детей, это усыпляло бдительность полиции. Не следует посещать общественные места в маленьких городах. Например, в Будене был всего один ресторан, от обедов в котором пришлось отказаться: "Сегодня хозяин ресторана, в котором я только раз пообедал, встретив меня на улице, поклонился мне". После этого случая Смирнов днем питался консервами, а ужинал уже в Лулео, ближайшем крупном городе к Будену, где Смирнов и остановился. Чтобы избежать объяснений при оплате проезда на казенном пароходике, курсировавшем между городом Ваксхольм, островною крепостью Ваксхольм и островом Ринде (окрестности Стокгольма), куда иностранцы не допускались (об этом гласило объявление у входа на пароход на французском и немецком языках), Смирнов имел обыкновение давать солдату-кассиру крупную монету и, молча получив сдачу, отправлялся в компании нескольких десятков солдат на закрытый для посторонних остров Ринде. "За все это время имел только 3 столкновения с разными лицами официального положения, которые кончились очень удачно для меня"25. Один из инцидентов с местными властями описан в "Свенска дагбладет": Смирнов имел несчастье обратить на себя внимание рулевого лодки, нанятой для исследования крепости Ваксхольм. "Чужеземец сам, при помощи ...карты, руководил экспедицией, указывая пальцем, по каким путям следует направить лодку. В особенности он выказывал интерес к тому, возможно ли пробраться по таким проходам, где обыкновенно не ходят суда или лодки, наводил справки о глубине фарватеров, препятствиях и т.п. Кроме того, от одного из


20 Смирнов - начальнику ГУГШ 5(18) июля 1907 г. - Там же, N 6886, л. 97.

21 Там же, N 892, л. 27, 35, 44.

22 Там же, N 6886, л. 97.

23 Там же, N 892, л. 53.

24 Из Швеции Смирнов выезжал в Копенгаген для обработки уже собранного материала, а затем снова вернулся в Швецию.

25 Смирнов - начальнику ГУГШ 5(18) июля 1907 г. - РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 6886, л. 97.

стр. 186

часовых крепости поступило донесение, что неизвестное лицо показалось в виду 12-й батареи и стало ее срисовывать"26. Смирнов был задержан и отправлен в полицию Ваксхольма для допроса. Он быстро признался, что является военным инженером, назвал свое подлинное имя и твердо стоял на том, что только в качестве туриста интересуется окрестностями шведской столицы. Поскольку ничего компрометирующего при нем найдено не было, его отпустили.

В 1911 г. была составлена инструкция для офицеров ГШ, командируемых за границу для производства тайных разведок и рекогносцировок27. Среди прочего указывалось, что в выдаваемом незаполненном бланке заграничного паспорта, командируемый должен сам проставить имя и фамилию. Они могут быть вымышленными, но рекомендуется проставлять свои. Военное звание не вписывать, но гражданское -дворянин - обязательно. Перед поездкой просмотреть все взятые с собой вещи, чтобы нигде не было надписей фамилии (если взяли чужую), штампов магазинов (например Гвардейского экономического общества), записок, писем, карточек, обнаруживающих действительное звание. Частные указания для командируемых в Швецию сводились к следующему. Избирать для продолжительного пребывания только крупные центры. В северную Швецию следовать через Стокгольм. Для отвлечения внимания не ограничиваться посещением только своего района, но побывать и в соседних пунктах. В небольших селениях долго не задерживаться. Хорошо принять вид иностранца, имеющего какую-нибудь вполне понятную цель - туриста, коммерсанта, художника. Останавливаться только в больших гостиницах, расположенных в бойких местах. Пользуясь картой, иметь ее сложенной так, чтобы не развертывать и не складывать. Приветствуется езда на велосипеде - это удобно само по себе и весьма распространено в Швеции. Избегать контактов с нашими официальными военными агентами и вообще с соотечественниками28. Паспортов в Швеции обычно не спрашивают, принято предъявлять визитные карточки, поэтому рекомендуется запастись ими на французском языке.

Что касается техники работы, то запрещалось вести записи: "Лишь в крайнем случае и притом кратко, по возможности условно"29. Наиболее важные сведения, которые легко забыть, а держать при себе опасно, сейчас же отправлять по почте. Если из одного пункта отправляется много писем, то следует посылать их по разным адресам. Даже официально приглашенным на маневры не рекомендовалось делать записи в поле, поскольку это производит дурное впечатление на представителей принимающей армии30. Прибегать к расспросам возможно реже, особенно не владеющим шведским языком. Полнее использовать карты, справочники и путеводители. Карты Швеции, даже самых крупных масштабов, свободно продаются в книжных магазинах.

В 1913 г. перед офицерами ГШ ставилась уже задача уточнения ранее собранных сведений: "Надо постараться узнать были ли произведены какие-либо изменения и не приступлено ли к переделкам". Для выполнения этого задания требовалось основательное предварительное знание предмета. "Пишите пейзажи, посещая расположения войск, говорите о фабричном производстве в районе крепости и довольствуйтесь, как иностранец, слушать, когда вам придется столкнуться с одним из тех болтунов, которые говорят обо всем, все знают. Такой человек лучше исполнит вашу обязанность, чем вы сами"31.


26 Svenska Dagbladet, 22.VI.1908; РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 6893, л. 245.

27 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 3288, л. 10.

28 В 1907 г., исследуя сухопутный фронт Стокгольма, Смирнов пренебрег этим, еще не сформулированным, правилом: "Вечером зашел к нашему посольскому священнику (Румянцеву. - К. Т.), от которого узнал, что к югу от города до сих пор не построено еще ни одного укрепления". - Там же, N 885, л. 13.

29 Там же, N 3288, л. 10.

30 Чернозубов Ф. Служба Генерального Штаба. Официальные командировки офицеров за границу. - Военный сборник, 1912, N 3, с. 3 - 4.

31 Чернозубов Ф. Служба Генерального Штаба. Секретные командировки офицеров. - Военный сборник, 1913, N 4, с. 16 - 17.

стр. 187

Рекомендации офицерам, отправляющимся за границу по официальным приглашениям, заключались в следующем. Помнить, что они служат предметом пристального внимания, а значит не пытаться выяснить что-либо окольными путями. Воздержаться от ношения потертой формы ("в целях экономических, к чему так склонны многие"): она должна быть новой и безукоризненно чистой. Внимательно осмотреть предложенную лошадь: "Нет вообще ничего ужаснее, как попасть в смешное положение, а последнее чаще всего в военной среде создается при падениях с лошади на виду у всех"32. Вести себя скромно, как можно меньше беспокоя состоящих при вас лиц и прислугу. Иметь в виду известный прием, при котором прежде, чем показать иностранцам что-либо интересное и заслуживающее внимания, им предлагается сытный обед с такими возлияниями, что экскурсия проходит без всякой пользы. По возвращении на родину следует внимательно проследить все, происходящее у себя: иностранные впечатления позволят по-новому оценить привычное.

Разведывательная деятельность всех против всех, по мере усиления напряженности на европейском континенте, становилась интенсивнее. В конце 1911 г. полковник Игнатьев констатировал, что в Швеции усиливаются меры предосторожности против шпионажа. Прибывающие в крепостные и укрепленные районы иностранцы негласно наблюдаются, чего раньше не было33. Закона, который предоставлял бы полиции право арестовывать подозреваемых в шпионаже, в Швеции не существовало. Лишь в апреле 1912 г. было опубликовано постановление о порядке допущения иностранцев к "установлениям, упражнениям и проч. армии и флота"34. Отныне им воспрещалось находиться и поселяться вблизи крепостного района, посещать казармы, фабрики, военные порты, радиостанции и склады, заходить на подводные лодки или следить за упражнениями армии и флота. Исключение составляли лица, получившие разрешение короля или, что касается казарм и упражнений, имеющие официальные приглашения.

Известно, что русофобские настроения были достаточно сильны в Швеции. Соседство с огромной 167-миллионной империей не комфортно для 5-миллионной страны. Естественное чувство страха перед восточной соседкой умело использовалось правыми для достижения политических задач. Так случилось в 1912 г., когда после прихода к власти либерального правительства К. Стаафа временно была заморожена программа военно-морского строительства и созданы новые комиссии в риксдаге по военным вопросам. Им предстояло выработать программу вооружений, которая соответствовала бы экономическим возможностям страны и ее неизменному стремлению оставаться нейтральной. Тогда известный путешественник и шведский национальный герой С. Хедин написал "Слово предостережения". Эта брошюра распространялась по всей стране и содержала прямое указание на Россию как исконного врага Швеции и будущего агрессора, против которого следует вооружаться и немедленно строить тяжелые броненосцы нового поколения. Так случилось и в 1914 г., когда после "крестьянского похода" правительство Стаафа подало в отставку и предстояли новые выборы. Накал страстей внутри страны подогревался общеевропейской нервозностью. Шведские обыватели были уверены, что их страна наводнена русскими шпионами, вторжение неминуемо и близко. Всякий русский точильщик35 принимался за переодетого офицера на задании. Известны случаи их задержания. В связи с этим в мае 1913 г. российский посланник А. А. Савинский доносил в Петербург, что в каждом отдельном случае следит за ходом дела и находит, что действия шведских властей не заслуживают ни малейшего упрека. Более того, "правительство продолжает ясно сознавать, что


32 Чернозубов Ф. Служба Генерального Штаба. Официальные командировки офицеров, с. 4 - 5.

33 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 3285, л. 323.

34 Там же, N3291, л. 425.

35 Русские крестьяне, преимущественно из Череповецкого уезда Новгородской губернии, начиная с 1890-х годов занимались отхожим точильным промыслом на территории Швеции и Норвегии.

стр. 188

пресса намеренно раздувает всякий отдельный случай ареста и продолжает сознаваться в своем бессилии остановить эту травлю"36. Шведский историк Ф. Линдберг отмечал, что появившиеся в заметном количестве в 1899 г. русские точильщики с самого начала вызывали недоверие. Подозрительным казалось их умение пользоваться картой и наличие записных книжек. Ходили слухи, что у многих под грубой крестьянской одеждой надето тонкое "господское" белье. Потом ажиотаж вокруг точильщиков спал, чтобы с новой силой дать о себе знать в 1912 - 1914 гг., в период жестоких политических баталий по вопросу обороны. Проведя собственное исследование, Линдберг не обнаружил оснований подозревать точильщиков в шпионаже37.

Накануне Первой мировой войны российские дипломаты, служившие в Стокгольме, отмечали растущий интерес к экономическому сотрудничеству с нашей страной. В этом вопросе и консервативные, и либеральные кабинеты были солидарны. В конце XIX - начале XX в. Швеция пережила настоящий промышленный бум и готова была экспортировать не только сырье, но и готовую продукцию. Близость и обширность российского рынка заставляли забыть о страхах и предубеждениях. Шведское правительство инициировало создание регулярного круглогодичного сообщения с русскими портами. К 1915 г. пять транснациональных шведских компаний имели в России свои филиалы или представительства.

Единственным обсуждаемым на высшем уровне вопросом оставался Аландский. Разрыв шведско-норвежской унии и последовавшие затем переговоры о гарантиях безопасности Норвежскому королевству давали России шанс добиться отмены статей Парижского трактата, запрещающих ей строить укрепления на Аландских островах. Не получив поддержки великих держав, Россия временно сняла этот вопрос с повестки дня. Весной 1908 г. в Санкт-Петербурге был подписан Балтийский протокол, закреплявший статус-кво в регионе. Одновременно в Царском Селе состоялись торжества по случаю свадьбы кузины Николая II Марии Павловны и среднего сына Густава V шведского принца Вильгельма. На неформальных встречах в Царском Селе, а затем в Стокгольме (июнь 1909 г.) и в финляндских шхерах (июль 1912 г.) Россия неизменно подтверждала обязательство не укреплять Аландские острова. При министре иностранных дел А. П. Извольском это была вынужденная позиция, при сменившем его С. Д. Сазонове - сознательно выбранная.

Очевидно, что в предвоенный период произошло улучшение двусторонних дипломатических и экономических отношений. Швеция стремилась проникнуть на обширный российский рынок и закрепиться там, одновременно она была заинтересована в сохранении демилитаризованного статуса Аландских островов. Россия, напротив, не преследовала никаких экономических интересов в Швеции и была готова открыть ей свой рынок. Таким образом обеспечивались добрососедские отношения в мирное время и шведский нейтралитет в случае европейской войны.

Закономерным представляется появление в 1910 г., независимо друг от друга, проектов установления союзнических отношений с Швецией. Два исходили из дипломатической среды, один из военной. Первый секретарь российской миссии в Стокгольме Н. Вяземский считал, что союзный договор должен быть поставлен в связь с торговым. России следует открыть свой рынок шведской промышленности, и это станет весомым козырем в борьбе с Германией за шведские симпатии. Ведущим торговым партнером Швеции в предвоенный период была Германия. Она традиционно импортировала из Швеции сырье и экспортировала готовую продукцию. По мнению Вяземского, "сближение шведов с Германией поведет только к тому, что убьет, или по крайней мере затормозит их собственную промышленность"38. Между тем настоящий момент дип-


36 Савинский - Сазонову 14 мая 1913 г. - Архив внешней политики Российской империи (далее - АВПРИ), ф. 155, I-1, род IV, оп. 367, 1908 - 1914, N 25, л. 40 - 41.

37 Lindberg F. Kunglig utrikespolitik. Stockholm, 1966, s. 181.

38 Вяземский - Сазонову 22 августа (4 сентября) 1910 г. - АВПРИ, ф. 133 "Канцелярия", оп. 470, N 124, л. 108.

стр. 189

ломат считал наиболее удачным для заключения союза. Англия и Франция - главные контрагенты ограничительного договора об Аландах - теперь "на нашей стороне" и не выступят против его изменения сообразно российским интересам, если нам удастся достичь согласия со Швецией. Сама же Швеция высвободит колоссальные средства, которые теперь тратятся на вооружения против России39. "В России сложилось некоторое пренебрежительное отношение к Швеции. Этому чувству был подвержен и я, покуда не ознакомился ближе с нашей соседкой. Швеция страна чрезвычайно высокой культуры, народ ее мужественен, крепок морально и физически, упорен, храбр -иметь его противником, в особенности после сделанных им удивительных успехов в военном отношении, будет чрезвычайно опасно"40, - утверждал Вяземский.

Финляндские дела оказывали известное влияние на градус отношений между Россией и Швецией. Брак русской великой княгини и шведского принца стал поводом к династическому проекту урегулирования финляндского вопроса. В фондах АВПРИ41 хранится телеграмма, подписанная Н. С. Долгоруким42. Князь предлагал предоставить Финляндии самостоятельность, посадив на престол принца Вильгельма и Марию Павловну. Таким образом финляндский вопрос мог бы разрешиться к взаимному удовольствию и выгоде двух стран.

В ноябре 1910 г. подполковник Шуберский, находившийся несколько месяцев в Швеции для изучения языка, подал в ГУГШ докладную записку43, в которой доказывал выгодность для Швеции заключения союза с Россией. Путешествуя по северу Швеции, Шуберский сделал вывод, что в ближайшем будущем Норланд приобретет огромное экономическое значение. Активное освоение водяной энергии позволит сократить ввоз угля, сэкономив существенные суммы44, тратившиеся до того на его покупку, и интенсивно осваивать север, богатый лесом и железной рудой: "Через 5 - 6 лет можно ожидать образования крупного промышленного округа... в районе Елливаре - Кируны, всего в 100 - 120 верстах от нашей сухопутной границы". И если раньше наступление с севера осложнялось малонаселенностью края и отсутствием средств, то с превращением его в промышленный центр, ситуация резко изменится и необходимость обеспечения безопасности возрастет многократно. Тогда перед шведами, по расчетам Шуберского, встанет дилемма: "Идти на союз с Германией и, обеспечив тем свой юг, сосредоточить свои вооруженные силы на севере или идти на союз с нами и тем сохранить почти целиком нынешнюю дислокацию". Принимая во внимание характер отношений с Германией, вероятный выбор будет сделан в ее пользу. Широкие слои шведского населения совсем не знакомы с Россией и полны предубеждения. Это проблема, над которой стоит работать, уверен российский военный. Тем более, что союз с Швецией не менее выгоден России: "Мы ...обеспечим вообще наш север, обеспечим столицу нашу от возможных десантных операций германского флота, у которого не будет готовых баз в Швеции... Мы приблизимся в стратегическом отношении к Германии с севера и охватим ее с двух сторон, что принесет существенную пользу в случае возникновения каких-либо действий на нашей западной границе"45.


39 Вяземский - Сазонову 23 августа (5 сентября) 1910 г. - Там же, л. 114 - 115.

40 Вяземский - Сазонову 22 августа (4 сентября) 1910 г. - Там же, л. 107.

41 Долгорукий - Извольскому (телеграмма шифром) 25 июля 1909 г. - Там же, N 101, 1909, л. 153 - 154.

42 Долгорукий Николай Сергеевич - генерал-лейтенант, действительный тайный советник, состоял в ведомстве Министерства иностранных дел, в 1909 г., несмотря на ничтожный дипломатический опыт, был назначен послом в Рим.

43 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 6900, л. 189.

44 В обзоре внешней торговли Швеции за 1906 г. вице-консул К. А. Карасев, ссылаясь на официальное издание "Bidrag till Sveriges Officiella statistik", называет цифру в 55 млн. кр., на которую ежегодно ввозилось угля, главным образом из Англии (тогдашний курс кроны -0,52 руб.).

45 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N6900, л. 189 - 191.

стр. 190

Выводы Шуберского были найдены недостаточно обоснованными46 и оставлены без внимания. На одном из донесений Вяземского с проектом союза со Швецией Николаем II была сделана пометка синим карандашом: "Стоит над этим подумать"47, но дальше дело не пошло. Обнаружить же реакцию на предложение Долгорукого в архивных фондах не удалось.

Одним из проявлений улучшения отношений стало ежегодное присутствие представителей нашей армии на шведских маневрах, заход в шведские порты российских военных судов, как это было, например, летом 1912 г. во время Олимпийских игр в Стокгольме, приглашение офицеров ГШ в шведские полки. В фондах РГВИА отложились дела с отчетами о посещении полковником Гиссером летом 1909 г. Даларнского полка; подполковником Шуберским весной 1910 г. полков конно-гвардейского и лейб-гвардии Свеаландского пехотного; полковником Игнатьевым осенью 1911 г. 16-го пехотного Халландского полка. Все они вынесли отличное впечатление о шведском офицерстве. Гиссер отметил крепкий дух офицерской корпорации, любовь к военному делу и родному полку, страсть к спорту. "Умственный уровень - средний, но техника службы усвоена довольно твердо"48. Шуберский подчеркнул хорошую теоретическую и практическую подготовку офицеров, их знание солдата, "так как долгое время прожили с ним до производства в офицеры"49. Игнатьев очень высоко ставил унтер-офицерский корпус, видя в нем основу шведской армии.

Уровень подготовки и возможностей офицеров продемонстрировала олимпиада 1912 г. в Стокгольме. В конных состязаниях и соревнованиях по стрельбе среди участников преобладали офицеры. В стрельбе из дуэльных пистолетов очень сильными оказались шведы. В целом же победителями в стрелковых состязаниях вышли американцы. В стрельбе из ружья они набрали 1687 очков, английская команда- 1602, шведская - 1570, команда Южной Африки - 1531, Франции - 1514, Норвегии - 1471, Греции - 1445, Дании - 1419 и России - 1403. В общем зачете наша команда заняла 15-е место, опередив только австрийцев, греков и голландцев, а шведская - 2-е, уступив американцам.

Особый интерес вызывала система обучения солдат в шведской армии. Согласно закону 1901 г., военнообязанный отбывал в пехоте в первый год службы 150 дней рекрутского обучения и три полковых сбора по 30 дней каждый. В других войсках -281 день рекрутского обучения и два полковых сбора по 42 дня каждый. В российскую пехоту и артиллерию (кроме конной) призывались на три года, в прочие сухопутные войска - на четыре. Краткие сроки службы в шведской армии предполагали интенсивную и продуманную систему обучения, а также основательную предварительную подготовку. Большинство новобранцев русской армии не знали грамоты, не имели представления о спорте и не занимались в стрелковых обществах. Генерал Ю. Н. Данилов признавал полное отсутствие в России допризывной и внепризывной подготовки населения50. Развитие стрелковых обществ было невозможно как в силу неразвитости отечественной военной промышленности51, так и в силу неготовности власти вложить в руки народа оружие и заплатить за его обучение стрельбе. Наконец, среди высших чинов русской армии встречались те, кто, пренебрегая уроками японской войны, продолжали противиться обучению грамоте в войсках. Например, профессор курса стратегии, а в 1904 - 1907 гг. начальник Николаевской академии ГШ генерал Н. П. Мих-


46 Там же, л. 185.

47 Вяземский - Сазонову 6(19) августа 1910 г. - АВПРИ, ф. 133 "Канцелярия", оп. 470, N 124, л. 101 - 104.

48 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 897, л. 11.

49 Там же, N 900, л. 14.

50 Данилов Ю. Н. Указ. соч., с. 36.

51 Российская промышленность даже в мирное время могла обеспечить лишь текущие нужды вооруженных сил в основных типах вооружений, но не была в состоянии снабдить стрелков-любителей подходящим оружием и патронами.

стр. 191

невич настаивал, что военная мощь России обусловлена культурной отсталостью ее народных масс и примитивностью форм хозяйства52.

В сборнике "Швеция" офицеры ГШ констатировали, что неграмотных рекрутов в шведскую армию не поступает уже много лет. Кроме того, все юноши, начиная с младшей школы, обязательно и ежедневно занимались гимнастикой, развивающей силу и координацию движений. Вначале эти занятия вели учительницы, потом их сменяли учителя-мужчины, а в старших классах каждый год на две с половиной недели к ним присоединялись прикомандированные унтер-офицеры для обучения мальчиков строю и ружейным приемам. Через многочисленные стрелковые общества, субсидируемые государством, проходили почти все будущие рекруты. Мальчики 13 - 14-ти лет обучались стрельбе уменьшенными зарядами из военных винтовок. Зимой 1911 г. корреспондент "Военного сборника" присутствовал на соревнованиях стокгольмских школьников по лыжам, конькам, плаванью и стрельбе. Он был поражен массовым умением плавать и прыгать с вышки53, тренированностью и выносливостью подростков. На одном из состязаний для мальчиков с 14-ти лет участники должны были пробежать на лыжах 6 км по пересеченной местности, выполнить стрельбу из винтовок военного образца с четырех позиций, на каждой следовало выпустить шесть пуль в течение одной минуты; расстояния до мишеней - 300, 350, 450 и 550 шагов. Результаты стрельбы корреспондент оценил как "очень хорошие" и особо отметил в "каком хорошем виде... дошли до финиша" участники34.

Признавая хорошую предварительную подготовку шведских новобранцев, их поразительные успехи в стрельбе и выносливость, Шуберский указал на вялый характер и "тугое соображение", вообще свойственное шведам. Он предложил использовать эти качества в случае военного столкновения двух стран - "не дать шведу времени на обдумывание своего решения, быстротою действия можно поставить его в тупик". Сравнивая шведского и русского новобранцев, Шуберский признает, что начало занятий с первым проходит намного легче, чем со вторым, но затем швед "останавливается в своем дальнейшем развитии и успехи его очень медленны", в то время как "у нашего рекрута наоборот - начало медленно, а затем, когда только удалось распахать его заснувшую голову, он делает неимоверные успехи"55.

Российские военные наблюдатели указывали, что обучение в шведской армии преследует исключительно боевые цели. В кавалерии совершенно порвали с манежной муштрой и выработкой молодцеватой посадки, а при первой возможности выезжают в поле56. В пехоте учат парадный шаг, при котором немного сгибают ногу в колене и затем ставят ее на весь след, считая это полезным для водворения дисциплины. Основное же внимание уделяется тактике и индивидуальному обучению солдата. Его учат умело применяться к местности и воевать в суровых зимних условиях. Полковник Гиссер в Даларнском полку присутствовал на ночном упражнении по постройке двух плавучих пешеходных мостов из досок и брусьев через реку шириной в 32 метра. Первая рота окончила работу в 18 минут, вторая - в 22. Работа производилась сноровисто, каждый делал свое дело под руководством офицеров и унтер-офицеров, тишина при этом была полная. "Нельзя не отметить умения шведской пехоты быстро перекидывать через реки мосты, что особенно важно при действиях в Северной


52 См. об этом: Головин Н. Н. Указ соч., с. 42; Далинский. Грамотность в войсках. - Разведчик, 1908, N943, с. 766.

53 "Стокгольм, может быть, единственный город во всем мире, который имеет около десятка громадных купальных заведений с большими бассейнами с проточной теплой водой. Самые большие бассейны - длиной 23 метра и глубиной 3,5 метра в самом глубоком месте. Благодаря дешевизне, эти заведения доступны всем, и поэтому полны народом чуть ли не весь день". - Споре Р. Шведские впечатления. - Военный сборник, 1911, N 6, с. 129.

54 Там же, с. 137.

55 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 900, л. 7.

56 Там же, л. 3.

стр. 192

Швеции"57, - заключает Гиссер. Игнатьев, наблюдая за выполнением двустороннего маневра в Халландском полку, обращает внимание на тишину: "Команды отдавались сдержанным голосом, причем повторялись... всеми людьми вполголоса, как бы "из уст в уста""58. Одновременно была установлена связь. Игнатьев был поражен быстротой и точностью работы. Надо сказать, что значение связи в войсках - один из уроков, вынесенных шведской армией из русско-японской войны, опыт которой пристально изучался по немецкоязычной литературе. Многие русские офицеры предлагали взять на вооружение занятия с картами разных масштабов, одна из которых слепая.

Бросающимся в глаза отличием от русской армии было обязательное обращение к нижним чинам на "Вы", а также их право не стричься коротко и покидать расположение части сразу после окончания занятий: "Во внеслужебное время в казарме всегда немного народа"59. В русской армии старослужащие отвлекались на хозяйственные дела и из-за этого существенное время находились вне казарм. Это считалось вредным - солдаты "развинчивались".

Внешний вид шведских солдат кажется русским офицерам не особенно воинственным: "Не производят впечатления особенно здоровых. Видно, что гимнастикой занимаются, но питаются дома плохо (главная пища - картофель, мяса мало и плохое)", - пишет в отчете Шуберский60. Игнатьев также отмечает "не блестящий" вид солдат: "Много худосочных, плохо вскормленных"61. В сборнике "Швеция" обращается внимание на то, что питание низшего класса не отвечает требованиям и привычкам нашей армии: рыба во всех ее видах, молоко, сухой ржаной хлеб, картофель и овощи (свекла и репа); мясной пищи почти не употребляют. Отсюда вывод: "К довольствию приварком от местного населения следует прибегать лишь в крайних случаях"62. Тем не менее средний рост шведского призывника составлял тогда 1 м 73 см, это на 5 см больше, чем у немецкого.

Большое впечатление на русских офицеров производил шведский армейский быт. В одном из обзоров шведской прессы после описания новых казарм следовал комментарий офицера ГУГШ: "Шведское правительство, в угоду... общественному мнению, вступило уже на путь излишнего изнеживания своих войск, устраивая для них скорее институты, чем казармы"63. Военный агент в скандинавских странах в 1903 - 1907 гг. А. М. Алексеев констатировал: "Все их казармы, склады, госпиталя и т.д. последнее слово науки. ...Отсюда и огромные расходы по постройке казарм, перед которыми шведская казна, не имеющая ни копейки заграничного долга, не стесняется"64. Смирнов, посетив расположение 2-го артиллерийского полка в окрестностях Гётеборга, отмечает: "Казармы очень красивы"65. Ему вторит Шуберский: "Помещения светлые, высокие и, как все шведские казармы, немного даже роскошные"66. В тех же словах описывает свои впечатления от казарм Гиссер: "Размещение полка очень широкое и даже роскошное". Все новые казармы устроены одинаково. Каждая рота занимает отдельный этаж. В помещения ведут две лестницы. Одна используется только для входа, другая - только для выхода. Этим избегается толкотня. В широкие коридоры с высокими венецианскими окнами выходят двери спален с двухэтажными кроватями. Таких спален - 7 - 8 и вместить они могут 260 человек, т.е. роту военного состава67. Каждому


57 Там же, N 897, л. 7.

58 Там же, N 3285, л. 223.

59 Там же, N 897, л. 11.

60 Там же, N 900, л. 14.

61 Там же, N 3285, л. 219 - 220.

62 Швеция..., с. 208.

63 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 6900, л. 40.

64 Там же, N 6884, л. 9.

65 Там же, N 892, л. 53.

66 Там же, N 900, л. 10.

67 Там же, N 897, л. 9 - 10.

стр. 193

солдату полагается тумбочка для хранения мелких вещей, все остальное сдается в особый цейхгауз. Коридоры широкие, так как в них проводят ружейные приемы и другие занятия в непогоду. Отопление в казармах паровое, освещение электрическое, в некоторых полках имеются собственные станции. Кухня и столовая располагаются в отдельном здании. На кухне и в прачечной, куда солдаты бесплатно сдают белье, работают вольнонаемные женщины. Большое количество женщин в расположении частей отмечают все русские визитеры. Ничего подобного в российской армии нет: на хозяйственные работы отвлекаются старослужащие, присутствие женщин рассматривается как угроза дисциплине. В столовых вместе едят и рядовые, и офицеры, что также необычно для русских военных. Все они подчеркивают наличие индивидуальных приборов и тарелок у рядовых. Моется посуда в специальных машинах, а сушится паром.

Отдельного упоминания заслуживают гимнастические залы. Находившийся в командировке в Швеции капитан Гекстрём был поражен превосходной тренировкой и полевой подготовкой шведской пехоты, способной к быстрым и продолжительным переходам по какой угодно местности в любую погоду. Он предложил воспользоваться предстоящей в Петербурге в 1909 г. Русско-шведской спортивной выставкой для приглашения спортсменов, офицеров и рядовых, чтобы получить представление о школьной и военной гимнастике. Все ограничилось выступлением капитана Валлениуса в Михайловском манеже.

Итак, гимнастические залы были в каждом полку и занятия там проходили ежедневно. Это были большие, отдельно стоящие здания, со специальным напольным покрытием, тренажерами и душем. Его описал Гиссер: "После всякого урока гимнастики, люди раздеваются донага и гуськом проходят прямо из зала в соседнюю комнату, где они попадают под душ. В этой оцинкованной комнате, вода произвольной температуры льется во всех направлениях; люди, проходя постепенно через ряд перегородок, из того же оцинкованного железа, отлично обмываются68".

Накануне Первой мировой войны только кадровая русская армия насчитывала около 1,4 млн. солдат, что составляло около четверти всех военнослужащих в мире. При полной мобилизации военнообязанных первой очереди это число возрастало до 7 млн.69 Один только корпус барабанщиков доходил до 20 тыс. человек. В апреле 1914 г. в армии служили 1574 генерала, из них полных 16970. Кадровая шведская армия на 1911 г. состояла из 21 тыс. человек, штат военного времени - около 100 тыс.71 В шведской армии не было ни одного боевого генерала: армия не имела боевого опыта уже 100 лет. Тем не менее за ней пристально наблюдали и ее опыт изучали.

Российский ГШ не рассматривал возможность российско-шведского единоборства72. Он оценивал шведскую армию как малочисленную, но отлично подготовленную и хорошо вооруженную, умеющую действовать в суровых зимних условиях. Такая армия, имеющая за собой к тому же хорошо отлаженную военную промышленность была чрезвычайно опасна в качестве союзника противника.

В маленькой армии испытание и внедрение новых вооружений проходило гораздо легче, чем в большой. Путь от решения до его воплощения легко прослеживался и было ясно, какие идеи лежат в основе той или иной программы. Шведские представители имели более широкий доступ в иностранные армии, и, наблюдая шведскую армию, можно было уяснить новые тенденции и направления развития военной науки и практики.


68 Там же, N 897, л. 8.

69 См. об этом: Степанов А. И. Место России накануне I мировой войны. - Вопросы истории, 1993, N2, с. 161.

70 Зайончковский П. А. Офицерский корпус русской армии перед I мировой войной. - Вопросы истории, 1981, N 4, с. 23.

71 Ракитин В. Военная мощь Швеции. - Военный сборник, 1911, N 8, с. 163.

72 РГВИА, ф. 2000, оп. 1, N 470, л. 1.

Orphus

© library.se

Permanent link to this publication:

http://library.se/m/articles/view/ШВЕЦИЯ-В-СТРАТЕГИЧЕСКИХ-ПЛАНАХ-И-ОЦЕНКАХ-РОССИЙСКИХ-ВОЕННЫХ-И-ДИПЛОМАТОВ-в-начале-XX-века

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sweden OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.se/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. А. ТАБАРОВСКАЯ, ШВЕЦИЯ В СТРАТЕГИЧЕСКИХ ПЛАНАХ И ОЦЕНКАХ РОССИЙСКИХ ВОЕННЫХ И ДИПЛОМАТОВ в начале XX века // Stockholm: Swedish Digital Library (LIBRARY.SE). Updated: 31.01.2020. URL: http://library.se/m/articles/view/ШВЕЦИЯ-В-СТРАТЕГИЧЕСКИХ-ПЛАНАХ-И-ОЦЕНКАХ-РОССИЙСКИХ-ВОЕННЫХ-И-ДИПЛОМАТОВ-в-начале-XX-века (date of access: 24.02.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - К. А. ТАБАРОВСКАЯ:

К. А. ТАБАРОВСКАЯ → other publications, search: Libmonster SwedenLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Sweden Online
Stockholm, Sweden
51 views rating
31.01.2020 (24 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The experiment leaves two puzzles unresolved. 1. As a single particle passes through both slits simultaneously. 2. Why, when installing sensors, the interference picture disappears. For two hundred years, the best minds of physicists and mathematicians tried to solve the riddle of the collapse of the wave function. The most controversy has unfolded about the sensors of particle passage through the slit.
Catalog: Physics 
7 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Швеция во внешней политике Германии в годы первой мировой войны
Catalog: Political science 
10 days ago · From Sweden Online
МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ, ПОСВЯЩЕННАЯ РУССКО-ШВЕДСКОМУ ДОГОВОРУ 1812 года
Catalog: History 
17 days ago · From Sweden Online
СУДЬБА "БАЛКАНСКИХ СОЮЗНИКОВ" 1912-1913 годов. ВЗГЛЯД ИЗ XXI СТОЛЕТИЯ
Catalog: Political science 
17 days ago · From Sweden Online
ШВЕДСКАЯ ЦЕРКОВЬ НАКАНУНЕ И ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1930-1945 годы)
Catalog: Theology 
17 days ago · From Sweden Online
ВИЗИТ ШАРЛЯ ДЕ ГОЛЛЯ В КАМБОДЖУ В 1966 году
Catalog: Political science 
17 days ago · From Sweden Online
ОСОБЕННОСТИ ШВЕДСКОГО НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА В 1920-1930-е годы
Catalog: Political science 
22 days ago · From Sweden Online
Н. С. Плевако, О. В. Чернышева. МОЖНО ЛИ СТАТЬ ШВЕДОМ? ПОЛИТИКА АДАПТАЦИИ И ИНТЕГРАЦИИ ИММИГРАНТОВ В ШВЕЦИИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Catalog: Sociology 
24 days ago · From Sweden Online
Quantum theory finally realized that vacuum is not an absolute void, but a sea of virtual particles. And even those particles that are born at colliders are already particles “wrapped” in a virtual fur coat. In our opinion, this coat is formed by the gravitational field of the Earth. And most of the particles that make up gravitational fields are gravitons - particles with the smallest mass of all particles.
Catalog: Physics 
26 days ago · From Gennady Tverdohlebov
For centuries, scientists have been preoccupied with the search for a reference frame in the Universe that could unambiguously determine, for example, the Earth revolves around the Sun, or vice versa. Neither the Ptolemy system nor the Copernican system possess such uniqueness. Kepler’s laws also do not clarify this issue. Einstein's theory of relativity suggests the equality of both points of view. But for many researchers, the question remained open. And finally, uniqueness, as if, appeared. Uniqueness is formed by the difference of gravitational potentials
Catalog: Physics 
35 days ago · From Gennady Tverdohlebov

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ШВЕЦИЯ В СТРАТЕГИЧЕСКИХ ПЛАНАХ И ОЦЕНКАХ РОССИЙСКИХ ВОЕННЫХ И ДИПЛОМАТОВ в начале XX века
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Swedish Digital Library ® All rights reserved.
2014-2020, LIBRARY.SE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK