Libmonster ID: SE-239

При изучении событий второй мировой войны историки исследуют обычно политику великих держав. Не лишена, однако, научного интереса и политической актуальности проблема политики малых стран - участниц войны, прежде всего тех, которые на определенном этапе войны находились в центре международных отношений. С полным основанием это относится, в частности, к Норвегии: в апреле 1940 г. к живописной стране фиордов оказались прикованными взгляды военных и политиков едва ли не всех государств. Германское вторжение, ответный десант союзников, вся норвежская кампания образуют рубеж в ходе первого периода войны. Это был конец "странной войны" и начало решающих операций, в три месяца принесших Гитлеру победу над пятью государствами Запада. Норвегия привлекает внимание советских историков и потому, что у Советского Союза существовали с этой страной более тесные дипломатические контакты, чем с любой другой малой западной державой. Консервативный буржуазный дипломат, бывший норвежский посол в СССР Р. Андворд пишет, что, по его мнению, во время войны "Советское правительство относилось к Норвегии дружески и с пониманием, быть может, в известном смысле как к стране, которую особенно ценило"1 . Вряд ли нужно напоминать о том, что освобождение Норвегии от фашистских оккупантов было начато Советской Армией. Годы второй мировой войны составляют весьма важную страницу в истории и самой Норвегии. До 9 апреля 1940 г., начала германской оккупации, норвежцы почти полтора века не воевали. Германская оккупация представляла собой не просто чужеземное иго, она несла и фашистский режим. В борьбе с немецким и собственным, квислинговским фашизмом выросло массовое движение Сопротивления. Его авангардом (понесшим наибольшие потери) были норвежские коммунисты. Норвегия закончила войну участником антигитлеровской коалиции, союзником не только буржуазных западных держав, но и социалистической державы - Страны Советов. Не мудрено, что в настроениях норвежского народа, как и во внешнеполитических концепциях правящих кругов Норвегии, за время войны произошли решительные перемены.

Цель настоящей статьи - познакомить читателя с развитием норвежской внешней политики на основных этапах войны. В советской научной литературе вопрос этот рассматривался почти исключительно в плане политики великих капиталистических держав на Севере и притом лишь в течение 1939 - 1940 годов2 . Политика самого норвежского правительства, преимущественно до 9 апреля 1940 г., исследовалась в неиз-


1 R. Andvord. Med handen pa hjertet. Oslo. 1964, s. 225.

2 См. Д. М. Проэктор. Война в Европе 1939 - 1941 гг. М. 1963; А. М. Некрич. Внешняя политика Англии 1939 - 1941 гг. М. 1963; В, Г. Трухановский. Внешняя политика Англии в период второй мировой войны (1939 - 1945). М. 1965.

стр. 53

данной диссертации В. В. Похлебкина3 . Что касается зарубежных исследований, то в них лучше всего изучена внешняя политика Норвегии до эмиграции норвежского правительства в Англию, а также политика воюющих держав в Скандинавии перед 9 апреля4 . Дипломатия эмигрантского правительства Норвегии в Лондоне освещена куда более поверхностно, и парламентская комиссия 1945 г. в своем известном печатном "Заключении" сознательно обошла наиболее острые вопросы тех лет5 . Впоследствии основательно исследовались лишь смежные сюжеты - оккупационная политика гитлеровцев6 , а также отношения между западными союзниками и норвежским движением Сопротивления7 . В какой-то степени проблема была затронута в обзорно-обобщающих трудах по истории Норвегии, посвященных времени войны или всему новейшему периоду8 . Доступ к главному источнику - архиву министерства иностранных дел Норвегии - ограничен даже для самих норвежских историков. Среди зарубежных архивных фондов первостепенное значение в данной связи имеет архив британского министерства иностранных дел, еще менее доступный исследователям. В известной англо-американской публикации германских документов (серия "Д"), как и в изданных с пропагандистской целью еще в 1940 г. нацистских сборниках трофейных англо-французских материалов, норвежская проблематика освещена в основном лишь до 9 апреля. Первые государственные акты воюющей Норвегии, собранные в норвежской "Белой книге", вышли также в приложении к известной книге министра иностранных дел Кута (1941 г.) и в британском сборнике "Норвегия и война"9 . В издании документов госдепартамента США ("Foreign Relations") норвежско-американским отношениям военных лет отведено незначительное место. Больше внимания уделено норвежской внешней политике в "Белых книгах" министерства иностранных дел Швеции; однако и в данном случае тематика ограничена отношениями между скандинавскими странами в основном в период до 9 апреля. Норвежские послевоенные публикации посвящены (при всей их важности) лишь отдельным вопросам: отношениям со Швецией, предыстории событий 9 апреля, связям лондонского правительства с руководством "Внутреннего фронта"10 . "Заключение" следственной


3 В. В. Похлебки н. Антинародная и антинациональная политика правящих кругов Норвегии накануне второй мировой войны (1935 - 1939 гг.). Автореферат кандидатской диссертации. М. 1952; его же. О развитии и современном состоянии исторической науки в Норвегии. "Вопросы истории", 1956, N 9; тому же автору принадлежит глава по истории Норвегии в учебном пособии "Новейшая история". Т. II (1939 - 1945). М. 1966.

4 A. Bergsgard. Utenrikspolitikk til april 1940. "Innstilling fra Undersokelseskommisjonen av 1945" (далее - IUK). Bil. Bd. I, N 3. Oslo., 1947; N. Orvik. Norge i brennpunktet. Bd. I. Handelskrigen. 1939 - 1940. Oslo. 1953; ejusd. Sikkerhetspolitikken. 1920 - 1939. Bd. I - II. Oslo. 1960 - 1961.

5 IUK. D. II. Regjeringen Nygaardsvolds virksomhet fra 7. juni 1940 til 25. juni 1945. Oslo. 1947.

6 Sv. Steen. Riksradsforhandlingene. IUK. Bil. Bd. III, N 9. Oslo. 1947; M. Skodvin. Striden om okkupasjonsstyret i Norge fram til 25. September 1940. Oslo. 1956; ejusd. Norges plass i Hitlers militaere planar etter 7. juni 1940. "Historisk tidsskrift". Oslo. Bd. 35, h. 7, 1951, ss. 429 - 458. Критический обзор реакционной западногерманской литературы см.: G. Fabian. Der hitlerfaschistische Uberfall auf Norwegen im April 1940 in der Sicht reaktionarer westdeutscher Historiker. "Wissenschaftliche Zeitschrift der Ernst-Moritz-Arndt-Universitat Greifswald". Gesellschafts- u. sprachwissenschaftliche Reihe. 1963, N 5 - 6, S. 631 - 652.

7 S. Kjeldstadli. Hjemmestyrkene. Hovedtrekk av den militaere motstanden under okkupasjonen. D. I. Oslo. 1944.

8 "Norges krig". Hovedred. Sv. Steen. Bd. 1 - 3. Oslo. 1947 - 1950; "Vart folks historie". Bd. IX. Oslo. 1961.

9 H. Koht. Norway Neutral and Invaded. L. 1941; "Norway and the War 1939 - December 1940". L. 1941.

10 "Norges forhold til Sverige under krigen 1940 - 1945". Bd. I - III. Oslo. 1947 - 1950; J. Scharffenberg (udg.). Norske aktstykker til okkupasjonens forhistorie. Osio. 1950; R. Omang (red.). Regjeringen og Hjemmefronten under krigen. Oslo. 1946; ejusd (red.J.. Altmark-saken. 1940. Oslo. 1953.

стр. 54

комиссии стортинга 1945 г. включает немало дипломатических и военных документов в основном 1940 года11 . Большой познавательный интерес представляют отчеты отдельных министерств Норвегии за военное время, таких, как ведомство иностранных дел, обороны, судоходства, снабжения, финансов12 . Обширное документальное приложение имеется в материалах процесса Квислинга13 . Изданы воспоминания норвежских министров иностранных дел Х. Кута и Трюгве Ли, норвежских послов в Москве и в Лондоне, а также ряда других видных политиков и дипломатов14 . Послевоенная норвежская периодика, включая газеты, охотно помещает мемуарные, дневниковые и иные материалы о войне. В нашей стране материалы по истории Норвегии периода второй мировой войны можно почерпнуть из такого ценнейшего фонда, как Архив внешней политики СССР. В архивных хранилищах Москвы есть также микрофильмы разрозненных немецко-фашистских трофейных документов, касающиеся Норвегии. Важное значение имеют также советская пресса и мемуары наших дипломатов (И. М. Майский), военачальников (К. А. Мерецков и др.), участников партизанского движения в Норвегии15 .

В предвоенные годы у власти в Норвегии находился социал-демократический кабинет Ю. Нюгорсволла, в котором пост министра иностранных дел занимал известный историк проф. Х. Кут. Среди других партий Социалистического интернационала Норвежская рабочая партия - в прошлом член Коминтерна - отличалась сравнительной левизной. Так, НРП была несколько меньше других западных социал-демократий заражена антисоветскими предубеждениями16 . Однако внешнеполитический курс правительства постоянно согласовывался с буржуазным большинством парламента (стортинга); наряду с классовыми интересами буржуазии он, этот курс, отражал также изоляционистские иллюзии масс, их надежду остаться в стороне от надвигавшейся войны. Даже среди скандинавских стран в 20 - 30-е годы Норвегия выделялась прочностью нейтралистских и пацифистских традиций, ничтожностью военных расходов, уверенностью в собственной безопасности. Вступление в Лигу Наций (1920 г.) лишь весьма слабо коснулось генеральной линии норвежской внешней политики - нейтралитета. В 30-х годах, с образованием очагов агрессии в Азии и особенно в Европе, главной заботой норвежских политиков, как буржуазных, так и социал-демократических, стало - уберечь Норвегию от вовлечения в надвигавшуюся мировую войну. Правящие круги боялись при этом не столько угрозы агрессии против собственной страны, сколько "угрозы" участия в борьбе с агрессией, в системе коллективной безопасности, какой при известных условиях могла стать Лига Наций. Отсюда быстрый рост изоляционистских настроений, а с 1936 г. и прямые акты правительства, которые фактически свели на нет обязательства Норвегии как члена Лиги Наций17 . Призывы левого крыла, молодых деятелей НРП, а также норвежских коммунистов укреплять как коллективную безопасность - через Лигу Наций, - так и


11 IUK. D. I - II. Bil. Bd. 1 - 3. Oslo. 1946 - 1947.

12 "Den norske regjerings virksomhet fra 9. april 1940 til 22. juni 1945. Departamentenes meldinger". Bd. I - IV. Oslo. 1948 (далее - NRV).

13 "Straffesak mot Vidkun Abraham Lauritz Quisling". Oslo. 1946.

14 H. Koht. Norsk utanrikspolitikkfram til 9. april 1940. Oslo. 1947; ejusd. Fra skanse til skanse. Oslo. 1947; ejusd. For fred og fridom i krigstid 1939 - 1940. Oslo. 1957; Tr. Lie. Leve eller do. Norge i Krig. Oslo. 1955; ejusd. Med England pa ildlinjen 1940 - 1942. Oslo. 1956; ejusd. Hjemover. Oslo. 1958; R. Andvord. Op. cit. E. Colban. Femtiar. Oslo. 1952; G. J. Hambro. De forste maneder. Oslo. 1945; P. Hartmann. Bak fronten. Fra Oslo og London. 1939 - 1945. Oslo. 1955.

15 И. М. Майский. Воспоминания советского посла. Война 1939 - 1943. М. 1965; К. А. Мерецков. Дорогами сражений. "Вопросы истории", 1965, N 12; "Норвежские были". Воспоминания о борьбе против фашизма. М. 1964.

16 A. Skar. Fagorganisasjonen under okkupasjonen. Oslo. 1949, s. 1 -12; "Norges kommunistiske partis historie". Bd. I. Oslo. 1963, ss. 280, 301.

17 IUK. Bil. Bd. I, ss. 134, 165.

стр. 55

национальную оборону не находили широкого отклика в стране. Сходные предложения делались наиболее трезвыми деятелями консервативной правой партии (хёйре), но сочетались с их крайне реакционной позицией по внутриполитическим вопросам.

Как и другие участники так называемой "группы Осло" (страны Северной Европы и будущего Бенилюкса), Норвегия действовала с оглядкой в первую очередь на Лондон и Париж и проводила в жизнь свой вариант печально известной политики умиротворения. Этому курсу не могло помешать враждебное отношение норвежцев к фашизму, проявившееся, в частности, в присуждении в 1936 г. Нобелевской премии мира немецкому публицисту, узнику нацистского концлагеря К. Осецкому. При всей симпатии норвежских трудящихся к стране социализма, при наличии хороших советско-норвежских отношений правительство Нюгорсволла - Кута руководствовалось другим: борьба советской дипломатии за коллективный отпор агрессии вызывала у него одно желание - уйти в сторону. Эта позиция была недвусмысленно сформулирована министром иностранных дел Х. Кутом во время его визита в Москву в 1936 году. Тогда же Кут уклонился от ответа на сделанное ему советским наркомом иностранных дел М. М. Литвиновым предложение заключить пакт о ненападении с СССР, опасаясь нанести ущерб норвежской политике нейтралитета18 . Словом, к Норвегии как нельзя более - с учетом ее дальнейшей судьбы - подходили слова М. М. Литвинова о малых странах, желавших "захлороформировать" себя нейтралитетом. Подчеркнем при этом, что речь шла не о нейтралитете вообще, а о конкретной политике изоляционизма и пассивности, саботажа как коллективной, так и национальной безопасности. От этой обанкротившейся политики 30-х годов коренным образом отличается современная политика неприсоединения к блокам и поддержки Организации Объединенных Наций - политика, которой придерживаются и некоторые соседи Норвегии, например, Швеция.

В начавшейся мировой войне Норвегия стала на путь строгого нейтралитета, хотя ее общественное мнение, несомненно, находилось на стороне противников фашистской Германии. Незадолго до начала военных действий норвежское правительство, по согласованию со шведским и финским, отвергло пакт о ненападении с фашистской Германией, демагогически предложенный Гитлером. В самом начале войны Норвегия получила от английского правительства устное обещание военной помощи в случае опасности. Гитлеровская же дипломатия охотно подчеркивала заинтересованность Германии в строгом нейтралитете скандинавов19 . В верхах страны поэтому не считали положение угрожающим и надеялись на повторение ситуации первой мировой войны. Оборонные меры усилились по сравнению с мирным временем, но незначительно. Больше внимания обращалось на создание запасов дефицитного сырья. Начавшиеся военные действия, особенно на море, наносили норвежским интересам урон: суда гибли, грузы конфисковывались. Вместе с тем норвежские фирмы усиленно торговали с обеими воюющими сторонами. Последние, главным образом англичане, зафрахтовали основную часть громадного торгового флота Норвегии. Заключение Норвегией соглашений с Германией и особенно с Англией об условиях торговли военного времени затянулось почти на все время "странной войны" и составило предмет особых забот правительства20 .

Советско-норвежские отношения и после начала мировой войны оставались добрососедскими. Норвегия - единственная среди сканди-


18 "Правда", 21.IV.1936; IUK. Bil. Bd. I, s. 180.

19 IUK. Bil. Bd. I, ss. 180 - 181, 183, 184; "Documents on German Foreign Policy". Series D. Vol. VII, NN 208, 402, 525 (далее - DGFP).

20 Изложение соглашений см. IUK. Bil. Bd. I, ss. 190 - 191.

стр. 56

навских стран - сохраняла консульство в Советском Союзе, в Архангельске. Условия военных действий на море и нейтралитет обеих стран, трудности с импортом усилили интерес Норвегии к деловым связям с Советским Союзом21 . С началом советско- финской войны отношения заметно ухудшились, так как Норвегия стала оказывать помощь финнам. Значительная часть норвежского общества поддалась антисоветским настроениям. В Лиге Наций Норвегия осудила Советский Союз, но воздержалась от участия в антисоветских актах Лиги22 . Тогда же стали ухудшаться и отношения Норвегии с фашистской Германией23 .

Немецко-фашистское военно-морское командование, учитывая опыт 1914 - 1918 гг., еще до начала второй мировой войны изучало возможность захвата Норвегии и Южной Швеции для сокрушения англичан. В декабре 1939 г. командование военно-морских сил (Редер) совместно с иностранным ведомством нацистской партии (Розенберг), используя услуги норвежского фашиста Квислинга, добилось от Гитлера важного решения - главному штабу вооруженных сил (ОКВ) поручалось изучить возможности операции по захвату Норвегии. В конце января 1940 г. был создан так называемый рабочий штаб для дальнейшего планирования "учения на Везере", как был назван предстоящий акт агрессии против Норвегии и Дании24 .

Развертывание экономической и морской войны между Германией и ее противниками, затишье на Западном фронте и (не в последнюю очередь) советско-финский конфликт - все это привлекло внимание и других участников второй мировой войны к Скандинавии. На исходе 1939 г. западные союзники под давлением Даладье, с одной стороны, и английского морского министра Черчилля - с другой, стали склоняться к тому, чтобы в ходе и под прикрытием антисоветской "помощи" финнам привлечь шведов и норвежцев на свою сторону и создать в Скандинавии антигерманский плацдарм. Несостоятельность английской и особенно французской стратегии в период "странной войны" не требует подробных доказательств. Попытки сорвать германское наступление на Западном фронте путем создания новых театров военных действий на окраинах Европы и сокрушить Германию экономической блокадой были обречены на неудачу. В период "странной войны" империалистическая сущность политики правящих кругов Англии и Франции проявилась особенно наглядно. Их пренебрежение к нейтралитету и безопасности стран Скандинавского полуострова - яркий тому пример. При всем том следует решительно отвергнуть ложный тезис ряда норвежских и особенно западногерманских авторов, будто Англия и Франция спровоцировали, подтолкнули Гитлера к захвату Норвегии и Дании. Не говоря о хронологическом "приоритете" немецких планов в Скандинавии, подлинно научная историческая оценка замыслов обеих воюющих сторон должна учитывать весьма различные цели германского и англо-французского империализма в войне и прежде всего особо разбойничью, агрессивную природу германского фашизма, его преступные цели завое-


21 Архив внешней политики (АВП) СССР, ф. 116, оп. 22, п. 14, д. 1, л. 20. Обзор советско-норвежских отношений первого периода войны содержится в книге прогрессивного норвежского историка Э. Даниельсена: E. Danielsen. Norge- Sovjetunionen. Norges utenrikspolitikk overfor Sovjetunionen 1917 - 1960. Oslo. 1964.

22 IUK. Bil. Bd. I, s. 201; "Svensk utrikespolitik under andra varldskriget". Stockholm. 1946, s. 32

23 "Dokumente der deutschen Politik". Bd. VII. T. I. B. 1941, S. 173 - 174.

24 Д. М. Проэктор. Указ. соч.; C. A. Gemzell. Raeder, Hitler och Skandinavien. Der Kampf fur einen maritimen Operationsplan. Lund. 1965; G. Fortster u. a. Der Oberfall Hitlerdeutschlands auf Danemark und Norwegen (Unternehmen Weserubung). "Zeitschrift fur Geschichtswissenschafb. 1960, Hf. 3; W. Hubatsch. Weserubung. Die deutsche Besetzung von Danemark u. Norwegen 1940. Gottingen. 1952 (2. Aufl. - 1960); E. -F. Ziemke. The German Northern Theater of Operation 1940 - 1945. US Army Pamphlets. Washington. 1959; "Forspelet till det tyska angreppet pa uanmark och Norge". Stockholm. 1947. Bil. B; DGFP, N443.

стр. 57

вания господства в Европе, порабощения и фашизации европейских, как и других, народов.

Среди великих держав только Советский Союз был искренне озабочен сохранением норвежского нейтралитета и всячески старался соблюдать его, несмотря на ведение Красной Армией военных действий близ норвежской границы. Советский протест против норвежского пособничества Финляндии (январь 1940 г.) отрезвил правительственные круги Осло25 . Норвежское правительство вслед за шведским отклонило предложение Англии и Франции об оказании совместной и прямой военной помощи Финляндии26 . В это же время англичане оказывали дипломатическое давление на Норвегию, стремясь помешать экспорту в Германию шведской руды через незамерзающий Нарвик и норвежские территориальные воды. 5 февраля 1940 г. западные союзники под давлением Франции приняли решение подготовить прямую вооруженную интервенцию в Финляндии через Скандинавию. В течение февраля - начала марта формировались части будущего экспедиционного корпуса. Однако его практическое использование было сорвано успешными мирными переговорами между СССР и Финляндией. В предвидении скорого мира между этими государствами норвежское правительство, по примеру шведского, отклонило в начале марта 1940 г. двукратный англо-французский запрос о возможности пропуска войск через свою территорию27 .

На рубеже февраля - марта уже полным ходом практически готовилась германская оккупация Норвегии и Дании. Ускорению этой подготовки послужили и шумная кампания в западной печати в пользу военной помощи финским милитаристам и нападение англичан 16 февраля на немецкий пароход "Альтмарк" в норвежских водах (нормы международного права были нарушены обеими сторонами)28 . Подписание мирного договора между СССР и Финляндией приостановило дальнейшие приготовления англичан и французов к северной экспедиции. Советско-норвежские отношения вновь улучшились. Норвежское правительство весьма сдержанно встретило финский проект северного военного союза и легко согласилось с советскими возражениями против него29 .

Между тем германские вооруженные силы уже были готовы выполнить приказ Гитлера - вторгнуться в Норвегию и Данию. Морские инциденты в норвежских водах все учащались. В конце марта, как известно, западные союзники вновь приняли решение о военных мерах в Скандинавии, на этот раз весьма ограниченных: речь шла о минировании отдельных участков норвежских вод, а в случае германского вторжения или его прямой угрозы также о высадке небольших союзных сил в Норвегии (операция "P-4"). Норвежское правительство не знало действительных планов воюющих сторон, особенно Германии, но в случае вовлечения в войну твердо намеревалось стоять на стороне союзников30 . Тем временем (с 3 апреля) германские транспорты с боеприпасами уже плыли к портам Северной Норвегии. Предупрежденное за четыре дня до вторжения о грозящей опасности, норвежское правительство не оценило, однако, ее серьезности и первые решения об усилении боевой готовности приняло только вечером 8 апреля (выполнение их было сорвано вторжением). Внимание норвежских руководителей было в те дни при-


25 См. "Внешняя политика СССР". Сборник документов. Т. IV. М. 1946, N 395; IUK. Bil. Bd. I, ss. 210 - 211.

26 IUK. Bil. Bd. I, ss. 209, 212; "Forspelet, NN 4, 13.

27 IUK. Bil. Bd. I, ss. 221 - 222, 224 - 225, 234 - 236, 239 - 240.

28 H. Knackstedt. Der Altmark-Zwischenfall 1940. "Wehrwissenschaftliche Rundschau", 1959. Hf. 7 - 8, S. 391 - 411, 466 - 485.

29 IUK. Bil. Bd. I, ss. 225 - 227, 229 - 230; "Внешняя политика СССР". Т. IV, 408; АВП СССР, ф. 116, оп. 23, п. 15, д. 2. л. 14.

30 IUK. Bil. Bd. II, ss. 179 - 181; J. Scharffenberg (utg.). Norske aktslykker til okkupasjonens lorhistorie. Oslo. 1950, N XII, s. 419 etc.

стр. 58

ковано к дипломатическим и военным акциям англо-французов в Скандинавии (их нотам от 5 апреля с протестом против использования шведского и норвежского нейтралитета Германией), минированию отдельных участков норвежских вод 8 апреля31 .

После вторжения германских войск в Норвегию правительство Нюгорсволла - Кута отклонило предъявленный ему ультиматум32 и вступило в вооруженную борьбу с захватчиками, не отказываясь вместе с тем от переговоров с ними. Норвежско-германские переговоры 9 - 10 апреля 1940 г., попытка германской дипломатии добиться от своей жертвы примирения с оккупацией оказались безуспешными в силу решительного несогласия норвежской стороны на образование правительства Квислинга, чего упорно требовал Гитлер. Социал-демократическое правительство, правда, недостаточно решительно и, главное, с большим опозданием, все же выступило в новой для него роли организатора вооруженного отпора агрессору. Запоздалые, неумелые и часто не согласованные с норвежским командованием действия экспедиционных сил союзников могли лишь отсрочить потерю всей Норвегии. Сопротивление норвежской армии сильно затруднялось также строгим нейтралитетом Швеции, запретившей по требованию Германии ввоз военных и стратегических материалов из Швеции в Норвегию. Сравнительно успешно норвежцы и союзники действовали только на севере страны, где мобилизация была проведена еще зимой 1939/1940 года. Однако первые же поражения на Западном фронте помешали развить успех в районе Нарвика. В начале июня, узнав о решении англичан и французов эвакуироваться, норвежское правительство в отчаянии приняло шведский проект нейтрализации района Нарвика и ввода туда шведских войск. Нейтральная зона должна была отделить оккупированную часть Норвегии от ее еще свободного Крайнего Севера, где находилось правительство. Военные действия в Норвегии, согласно проекту, прекращались, что означало скрытую капитуляцию петэновского типа33 . Однако опьяненным победами гитлеровцам таких уступок было мало. Норвежское правительство и король 7 июня 1940 г. выехали в Англию для продолжения борьбы. Армия сдалась в плен, но двухмесячная кампания в Норвегии стоила германскому морскому флоту крупных потерь, а также задержала начало немецкого наступления на Западе.

В трудную весну 1940 г. норвежское правительство стремилось сохранить добрососедские отношения с Советским Союзом, рассчитывая на его заступничество в вопросах мирного урегулирования с Германией. Советский народ горячо сочувствовал норвежцам. Однако в тех условиях (советско-германский пакт и все еще напряженные отношения с западными державами) оказание помощи Норвегии исключалось34 . Выход гитлеровских войск на подступы к Советскому Заполярью был справедливо воспринят мировой печатью как потенциальная угроза для СССР.

Норвежское эмигрантское правительство начало свою деятельность в Лондоне в тяжелой обстановке германских побед на Западе. Оно решительно порвало с коллаборационистами-пораженцами в оккупированной Норвегии, пытавшимися под немецкую диктовку создать новое правительство и заключить мир с Германией35 . Переговоры всадника с лошадью - германского наместника Тербовена с норвежскими парламентариями - остались постыдной главой в истории стортинга. Добившись


31 H. Knudsen. Advarsien от 9. april. Forudsetninger og motiver "Jyske samlinger", 1964, Hf. 2; IUK. Bil. Bd. II, ss. 142, 148, 152, 154, 242 - 247; D. I, ss. 96 - 99.

32 См. IUK. Bil. Bd. I, ss. 39 - 48; Bil. Bd. II, ss. 201. 253, 255.

33 IUK. Bil. Bd. II, ss. 301 - 304, 305 - 306; DGFP. Vol. IX, NN 306, 351, 386.

34 См. "Внешняя политика СССР". Т. IV, NN 412, 413, 415; "Norges forhold til Sverige under krigen 1940 - 1945". Bd. 1. Oslo. 1947 N 9; NRV I, ss. 10 - 11.

35 IUK. Bil. Bd. Ill, ss. 83 - 85; "Kjaere landsmenn", ss. 17 - 21.

стр. 59

от запуганных депутатов антиконституционного решения о низложении короля Хокона VII и правительства Нюгорсволла, оккупанты затем прервали торг с умеренными коллаборационистами о составе будущего кабинета. Гитлер предпочел более прямой и скорый путь к фашизации Норвегии: властью германского наместника были назначены так называемые "министры-комиссары" из квислинговцев и "беспартийных" специалистов. Демократические свободы, вернее, их остатки, в конце сентября 1940 г. были отняты36 .

Новая тактика гитлеровцев лишь укрепила авторитет лондонского антифашистского правительства. Первые месяцы лондонской эмиграции стали временем большой работы по воссозданию норвежского министерства иностранных дел и налаживанию через него сотрудничества с различными британскими учреждениями. При лондонском правительстве Норвегии были заново аккредитованы посланники США и ряда европейских эмигрантских правительств. Была установлена тайная связь с порабощенной родиной и налажена антинацистская пропаганда среди населения Норвегии через Би-би- си. Отдельные попытки британских государственных ведомств использовать зависимое положение норвежского правительства в корыстных империалистических целях, например, попытки завладеть норвежским торговым флотом и золотым запасом, окончились неудачей. Упавший после событий 9 апреля престиж Кута (несмотря на проявленные им затем патриотизм и личное мужество), крушение политики нейтралитета, проводником которой он был, необходимость тесного сотрудничества с Англией - таковы причины замены Кута хорошо зарекомендовавшим себя на посту министра снабжения Трюгве Ли (ноябрь 1940 г.). Последний в отличие от Кута решительно отвергал политику нейтралитета и изоляционизма и был сторонником всемерного сближения с Англией (не только на время войны, но и на будущее). Уже в конце 1940 г. Ли публично развивал идею "североатлантического" блока Норвегии с англосаксонскими державами. Идея эта при своем возникновении имела наряду с антигитлеровской и антигерманской также антисоветскую направленность37 . Параллельно росли боевые усилия норвежцев за пределами страны. В 1940 - 1941 гг. были воссозданы норвежские вооруженные силы в Англии и Канаде. Норвежский торгово-танкерный флот обслуживал грузовые океанские перевозки из США в Англию (особенно нефти) и из Англии в Африку. В мае 1941 г. сотрудничество с англичанами было оформлено первым в истории Норвегии военным соглашением38 .

В этот первый период деятельности эмигрантского правительства Норвегии советско- норвежские отношения оставались удовлетворительными. В Москве по-прежнему действовала норвежская миссия. Норвежские патриоты, покидавшие Норвегию для присоединения к вооруженным силам в Канаде и Англии, беспрепятственно пропускались через СССР. В Лондоне контакт поддерживался через полпреда в Англии И. М. Майского, в Стокгольме (где обосновался ряд норвежских учреждений) - через полпреда в Швеции А. М. Коллонтай. Вместе с тем в оккупированном Осло оставалась советская миссия, преобразованная затем в генконсульство при германском рейхскомиссаре. В мае 1941 г. Советское правительство, желая сузить круг своих разногласий с Германией, расторгло дипломатические отношения с лондонским правительством Норвегии и предложило его посланнику покинуть Москву39 .


36 IUK. D. I, ss. 259 - 261; "Dokumente der deutschen Politik". Bd. VII, T. I, NN 13, 14, 15.

37 См. Tr. Lie. Med England pa ildlmjen 1940 - 1942, ss. 118, 120.

38 NRV. Bd. IV. Bil. 3, ss. 220 - 228.

39 АВП СССР, ф. 116, оп. 24, п. 16, д. 1, л. 1; Tr. Lie. Med England pa ildlinjen 1940 - 1942, ss. 146, 181 - 183.

стр. 60

Нападение Германии на СССР сразу же изменило военно-политическую ситуацию в Скандинавии. К Северной Норвегии вновь приблизился фронт, активизировалось антифашистское движение Сопротивления. Правительство Норвегии в Лондоне заявило о своей поддержке Советского Союза и призвало к тому же соотечественников. Вскоре Советское правительство предложило норвежскому правительству восстановить дипломатические отношения, заключить соглашение о взаимной помощи (по типу советско-чехословацкого соглашения 1941 г.) и организовать с участием Англии совместную оборону норвежского архипелага Шпицберген, лежащего близ кратчайших морских путей между СССР и западными союзниками. Однако норвежское правительство - не без нажима со стороны Форин-оффиса - предпочло ограничиться восстановлением дипломатических отношений (август 1941 г.)40 . На Шпицбергене были лишь разрушены промышленные объекты во избежание использования их немцами и вывезено все местное население - русское и норвежское. До конца 1941 г. норвежское правительство поддерживало дипломатические отношения с сателлитом Гитлера - Финляндией, хотя добивалось вместе с Англией прекращения финнами антисоветской войны. Уклончиво вело себя норвежское правительство и в отношении советской просьбы о фрахте норвежских торговых судов.

Героическое единоборство советского народа с германским фашизмом, ненавистным норвежцам, рождало у всех норвежских патриотов чувства восхищения и благодарности. Антифашистская печать, как правительственная эмигрантская, так и подпольная, широко и сочувственно освещала борьбу советских людей за свободу, видя в ней и борьбу за свободу Норвегии41 . Миссии обеих стран - в Лондоне во главе с А. Е. Богомоловым и в Куйбышеве во главе с Р. Андвордом - многое делали для взаимного сближения и установления подлинно дружеских отношений (в августе 1942 г. обе миссии были возведены в ранг посольств). Среди весьма пестрых эмигрантских кругов в Лондоне норвежцы отличались лояльностью в отношении Советского государства. Так, норвежская правительственная печать в Лондоне призывала к открытию второго фронта на Западе уже в 1942 году. В самом начале Отечественной войны Советское правительство предложило англичанам совместный десант в Северной Норвегии с участием норвежской воинской части. Вопрос обсуждался и во время переговоров Идена в Москве в декабре 1941 г.42 . Первоначальные сомнения и возражения Черчилля затем отпали, очевидно, в связи с его поисками подходящей "замены" второму фронту на Западе. Так возник в 1942 г. проект северонорвежской операции "Юпитер", на участие в которой дало согласие и советское руководство. Проект, однако, был вскоре забракован англо- американскими стратегами, которые предпочли ему тогда десант в Северной Африке43 . Просочившиеся в печать сведения о "Юпитере" вынудили Гитлера сохранять значительные силы в Норвегии и ограничивать численность и задачи германских войск в Заполярье.

Активизация военных действий на всех фронтах после начала советско-германской войны способствовала ускоренному восстановлению норвежских вооруженных сил. Вырос объем операций норвежского военно-морского флота, вступили в дело первые летные соединения. В самой


40 "Norges Krig". Bd. 2, s. 216; A. Ording. 100 kronikker. Oslo. 1946, ss. 65 - 69; "Kjaere landsmenn", ss. 47 - 48; Tr. Lie. Med England pa ildlinien 1940 - 1942, ss. 265- 270; NRV. Bd. I, s. 46; "Внешняя политика СССР". Т. V. M. 1946, N 43; АВП СССР, ф. 116, оп. 25, п. 17, д. 4.

41 См. A. Ording. Op. cit.

42 "Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.". Т. I. М. 1957, N 3 - 4; J. Gwyer, R. Butler. Grand Strategy. Vol. III. L. 1964, pp. 322 - 323.

43 См. J. Gwyer, R. Butler. Op. cit. Vol. III, pp. 643, 650, 662.

стр. 61

Норвегии начались диверсионные акты подпольных боевых групп из коммунистов и сочувствующих им. Коммунисты призывали развернуть в стране партизанскую войну, против чего резко возражало консервативное руководство норвежского Сопротивления (так называемый "Внутренний фронт"). Его давлению легко уступили социал- демократические министры эмигрантского правительства в Лондоне. Они пытались даже по дипломатическим каналам через Москву удержать норвежских патриотов от развертывания вооруженной борьбы с оккупантами44 . Идя на поводу у норвежских промышленников, эмигрантское правительство не раз возражало также - во избежание якобы неоправданных жертв и убытков - против диверсий, десантов и бомбежек в Норвегии силами англичан и американцев. Военная организация "Внутреннего фронта" - "Милорг" - в соответствии с указаниями из Лондона упорно придерживалась выжидательной тактики. Необходимость восполнять военные потери, особенно в торговых судах, побуждала норвежское правительств во искать более тесных контактов с США. Норвежское правительство рассчитывало также заручиться поддержкой американцев в послевоенный период. Рузвельт действительно отдавал предпочтение ему едва ли не перед всеми прочими эмигрантскими правительствами. Условия двустороннего соглашения о ленд-лизе (июль 1942 г.) оказались для Норвегии более благоприятными, нежели для большинства партнеров США из числа малых стран45 .

Важное место во внешней политике Норвегии по-прежнему занимала Швеция, отношения с которой отличались противоречивостью. С одной стороны, шведы разрешили транзит германских войск в Норвегию и в обратном направлении, свели до минимума официальные дипломатические отношения с норвежским эмигрантским правительством, удерживали у себя норвежские суда, зафрахтованные Англией. С другой стороны, шведские власти покровительствовали норвежским беженцам и не препятствовали налаживанию через Швецию связей между норвежским движением Сопротивления и эмигрантскими кругами. В Швеции росло общественное движение в пользу оказания так называемой гуманной помощи (продовольствием, медикаментами и т. п.) норвежскому народу, ширилась кампания в печати против фашистского террора в Норвегии. В целом, пока шведы нарушали свой нейтралитет в пользу Гер мании, норвежско-шведские отношения оставались напряженными. О глубине расхождений свидетельствовала, например, острая газетная полемика в 1942 - 1943 гг. по вопросу о планах северной федерации. Имелся в виду послевоенный союз "нейтралов", за который стояли правящие круги Швеции, Дании и Финляндии и в котором находили выражение идеи "нордизма", или "неоскандинавизма". В противовес руководителем этих стран норвежские эмигрантские политики (и прежде всего Трюгве Ли) выступали за блок Англии, США, Норвегии и остальных стран североатлантического побережья. Норвежский план предусматривал так же тесное сотрудничество участников будущего североатлантического блока, в особенности самой Норвегии, с СССР. Советская сторона отнеслась с интересом к этим предложениям: их достоинством являлось решительное отклонение различных открыто антисоветских проектов европейских континентальных федераций46 . Вместе с тем и норвежский план исходил из противопоставления западных союзников Советской стране


44 "Regjeringen og Hjemmefronten under krigen". Oslo. 1948, NN 28 - 31.

45 "Documents on American Foreign Relations". Vol. V. Boston. 1946, p. 219; Tr. Lie. Hjemover, ss. 20 - 30, 42 - 45; "Foreign Relations of the United States 1942". Vol. III, Washington. 1961, pp. 79, 83 - 86, 90 - 97; "Foreign Relations, of the United States 1943. Vol. II. Washington. 1964, pp. 481 - 482, 488 - 489.

46 "Norges forhold til Sverige". Bd. III. Oslo. 1950, NN 414, 415, 420; "Svenges forhallande till Danmark och Norge under krigen". Stockholm. 1945, ss. 192 - 194 Tr. Lie. Hjemover, ss. 69 - 70.

стр. 62

и в этом смысле тоже не служил делу сплочения антигитлеровской коалиции. Любопытно, что американцы весьма холодно отнеслись к "североатлантическому" плану, видя в нем лишь происки англичан47 .

С переломом в ходе войны (после битвы на Волге и десанта в Северной Африке) Норвегия занимала все меньшее место в военных планах союзников. Проект "Юпитер" после конференции в Квебеке (август 1943 г.) был окончательно снят с повестки дня48 . Приготовления к высадке на норвежской территории в начале 1944 г. - план "Бодигард" - носили уже чисто обманный маскировочный характер. С осени 1943 г. норвежское командование в своих планах исходило не из возможного вторжения англичан и американцев в Норвегию, а из расчета на эвакуацию оттуда немцев. Попытка получить помощь западных союзников для проведения собственной экспедиции в Северную Норвегию была тщетной: поглощенные подготовкой к высадке в Нормандии, а затем тяжелыми боями там, США и Англия отказались выделить для действий на Севере необходимые транспортные средства49 . Со времени битвы на Волге и особенно после перехода Советской Армии в общее наступление против немецко-фашистских захватчиков норвежское правительство в Лондоне все больше прислушивалось к мнению Москвы. Пресловутый североатлантический союз теперь мыслился как региональное дополнение к будущей международной организации безопасности, а затем этот план и вовсе был отложен самими норвежцами как незлободневный, тем более, что норвежские правительственные круги были встревожены межсоюзническими разногласиями, обострившимися в первой половине 1943 года50 .

Весной 1943 г. норвежцы вступили в переговоры с английским, а затем и американским правительством о принципах будущих взаимоотношений союзного командования с норвежской гражданской администрацией на освобожденной от гитлеровцев части страны. По соглашениям от 16 мая 1944 г. норвежское правительство получало гражданскую власть на освобожденной территории с того момента, как только это позволяла военная обстановка. Тем самым великие союзные державы обязались всемерно уважать суверенитет Норвегии51 . Важное значение этих соглашений заключалось и в том, что они легли в основу аналогичных соглашений великих союзных держав с другими освобождаемыми странами Западной Европы. Западные союзные державы не намеревались вводить свои войска на территорию Норвегии для изгнания гитлеровцев. Освобождение страны начала Советская Армия в октябре 1944 года. В предвидении такой возможности норвежское правительство в 1944 г., невзирая на возражения западных держав, предложило Советскому правительству также заключить соглашение о гражданской администрации, что и было вскоре сделано (16 мая). Во время советско- норвежских переговоров в Лондоне весной 1944 г. норвежцы предложили подписать и соглашение о формировании в СССР норвежского воинского соединения и участии его под советским командованием в боях про-


47 A. Eden. The Memoirs. The Reckoning. L. 1965, pp. 341, 371. Как известно, Североатлантический блок был впоследствии создан империалистами США и направлен против СССР и всех социалистических государств Европы. Главным европейским участником НАТО стала Западная Германия. Однако срок действия Северо- атлантического договора истекает в 1969 г., и в Норвегии ширится движение за выход страны из НАТО или по крайней мере за пересмотр условий договора. В связи с этим уместно напомнить, насколько далеким оказался первоначальный норвежский замысел, направленный в первую очередь на предотвращение германской агрессии, от нынешнего союза с реваншистской Западной Германией в рамках НАТО.

48 Дж. Эрман. Большая стратегия. М. 1958, стр. 44.

49 NRV. Bd. IV, ss. 96, 99.

50 "Regjeringen og Hjemmeironten", NN 80, 120; Tr. Lie. Hjemover, ss. 68 - 69.

51 См. "Norges krig". Bd. 2, ss. 244 - 246; "Regjeringen og Hiemmeiranten", N 141; NRV. Bd. I, ss. 212 - 213.

стр. 63

тив гитлеровцев на Севере. Накануне Петсамо-Киркенесской операции Советской Армии (октябрь 1944 г.) Советское правительство выразило согласие использовать норвежские войска в Заполярье и учредить при советском командовании в этом районе норвежскую военную миссию. Норвежское правительство и король Хокон VII в своих выступлениях приветствовали освобождение северо-восточной части Норвегии союзными советскими войсками и призвали население не верить запугиваниям квислинговской пропаганды и всемерно помогать русским воинам-освободителям52 .

Для обсуждения вопросов, связанных с началом освобождения страны советскими войсками, в Москву в ноябре 1944 г. прибыла норвежская правительственная делегация во главе с Трюгве Ли. Советское правительство предложило начать также переговоры о статусе Шпицбергена, имея в виду переход архипелага в совладение Норвегии и СССР и возведение там военных укреплений. В апреле 1945 г. стороны пришли к предварительному соглашению о совместных оборонительных мероприятиях на этой территории при сохранении норвежского суверенитета, а также о пересмотре Парижской конвенции о Шпицбергене 1920 г. по договоренности со всеми ее участниками (кроме держав "оси"). Завершение переговоров было по желанию норвежского правительства отложено до окончания войны53 .

С первых чисел ноября 1944 г. в освобожденные районы Финмаркена (область Северной Норвегии) стали прибывать норвежские подразделения из Англии морем и из Швеции по воздуху - всего более 3 тыс. человек. С занятых советскими войсками исходных рубежей они начали продвижение вперед по пятам отступающего противника и к концу войны контролировали уже весь Финмаркен. Здесь, пишет подполковник норвежской армии Т. Витфельдт, "было налажено практическое русско-норвежское сотрудничество, продолжавшееся долгое время спустя после окончания войны"54 . В отношениях Норвегии с Англией и США теперь все больше места занимали вопросы финансово- экономической помощи. При этом создавались и предпосылки для сильной зависимости от американцев в ближайшие послевоенные годы.

На протяжении 1943 г. по мере возвращения Швеции к строгому нейтралитету в отношении Германии улучшились и норвежско-шведские отношения. С осени в Швеции под видом полицейских отрядов началась подготовка норвежских воинских частей. В апреле 1944 г. Норвегия получила от Швеции крупный заем для оплаты норвежских заказов, шведским фирмам (имелись в виду заказы для послевоенного восстановления страны), в ноябре того же года - новый, уже безвозвратный кредит55 . Все больших размеров достигала шведская гуманная помощь Норвегии. Казавшаяся реальной возможность затяжного германского сопротивления в Норвегии побудила норвежское правительство в феврале 1945 г. просить Стокгольм принять меры для вооруженной помощи норвежцам. Шведское правительство, рассчитывая на капитуляцию оккупантов, отказалось от каких-либо обязательств в отношении Норвегии и ограничилось неопределенно угрожающими заявлениями в риксдаге по адресу Германии, а также составлением оперативных планов втор


52 См. "Внешняя политика СССР". Т. V, NN 291, 358; АВП СССР, ф. 116 оп. 27, п. 19, д. 3, лл. 35, 43; ф. 205, оп. 3, п. 4, д. 5, лл. 33 - 34; Tr. Lie. Hjemover, sst 126, 129, 130; P. Hartmann. Op. cit. s. 124. R. Andvord. Op. cit., ss. 228 - 229; NRV: Bd. IV, s. 96; "Kjaere landsmenn", ss. 151 - 152.

53 См. "Внешняя политика СССР". Т. V, N 367; "Правда", 15 - 19. I. 1947; Tr. Mathisen. -Svalbard in Changing Arctic. Oslo. 1954.

54 T. Huitieldt. Om "Graensevakt i Nord-Ost. "Norsk militaert tidsskrift, 1965. hf. 2, s. 174.

55 "Svensk utrikespolitik under andra varldskriget", ss. 622 - 623" "Sveriges forhallande till Danmark och Norge under krigen", ss. 253 - 254.

стр. 64

жения своих войск в Норвегию56 . Шведское вмешательство действительно не понадобилось. 8 мая 1945 г. более 300 тыс. немецких солдат и офицеров начали сдавать оружие норвежским отрядам Сопротивления. Английская военная миссия прилетела в уже освобожденный Осло. Обмен поздравительными телеграммами между главами государств и правительств Норвегии и Советского Союза по случаю победы над общим врагом - гитлеровской Германией - как бы подвел итог политическому и военному сотрудничеству обоих народов в тяжелую пору их истории57 .

На завершающем этапе войны норвежские государственные деятели неоднократно высказывались по актуальным проблемам послевоенной внешней политики. Они выступали за полное разоружение Германии, искоренение милитаризма и нацизма, против тайных и явных адвокатов германского империализма в Англии. Норвежское правительство поддержало составленный в Думбартон-Оксе проект международной организации безопасности, включая принцип единогласия в Совете Безопасности. В целом конструктивную линию проводила норвежская делегация и на конференции ООН в Сан- Франциско58 . Довоенный нейтралитет - изолированный и пассивный - был отклонен, как и прежние планы военно-политического союза с западными державами. Обеспечение национальной безопасности норвежские государственные деятели связывали теперь с ООН. В январе 1946 г. министр иностранных дел Норвегии Трюгве Ли был единогласно избран первым Генеральным секретарем ООН.

В первый послевоенный период еще больше окрепла советско-норвежская дружба. На исходе войны норвежцы сердечно приняли бывших советских военнопленных - узников концлагерей, и не менее сердечно провожали они осенью 1945 г. советские войска, освободившие Восточный Финмаркен и оставившие по себе самую лучшую память59 . Норвежские руководители усматривали миссию Норвегии в налаживании после войны отношений доверия и дружбы между великими державами- победительницами, в том, чтобы Норвегия стала "связующим мостом" между Западом и Востоком. То была программа внеблоковой политики в сочетании с поддержкой системы коллективной безопасности, активного участия в борьбе за мир и дружбу народов без вхождения в военно-политические союзы с великими державами60 . И хотя понятие "нейтралитет" в свете предвоенного и военного опыта было у норвежцев крайне непопулярно, речь шла, по сути дела, о политике нового, активного нейтралитета, весьма далекой от политики изоляции и невмешательства 30-х годов.

Впоследствии Норвегия, как известно, далеко отошла от избранного ею в 1945 г. внешнеполитического курса. И все-таки уроки военных лет не забыты, не стерлась в памяти советско-норвежская боевая дружба. Есть основания надеяться, что норвежский народ, помня свою недавнюю историю, будет способствовать созданию подлинной системы общеевропейской безопасности. Тогда и только тогда катастрофа 9 апреля не повторится!


56 См. шведскую "Белую книгу" - "Forhandlingarna 1945 om svensk intervention i Norge och Danmark". Stockholm. 1957, ss. 40 - 42; B. Furtenbach. Planlaggningen RN - RD. "Aktuellt och historiskt 1956". Stockholm. 1957, ss. 5 - 25.

57 "Внешняя политика СССР". Т. V, NN 464, 468.

58 См. "Правда", 5.V.1945.

59 См. "Внешняя политика СССР". Т. VI. М. 1947, N 12; "Правда", 10.XII.1945; "Норвежские были".

60 "Stortings forhandling 1945". "Stortings tidende". Oslo. S. d. ss. 24 - 25; H. Lange. Norsk utenrikspolitikk siden 1945. Foredrag og debattinnlegg. Oslo. 1952, ss. 6 - 7.


© library.se

Permanent link to this publication:

https://library.se/m/articles/view/ВНЕШНЯЯ-ПОЛИТИКА-НОРВЕГИИ-В-ГОДЫ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ

Similar publications: LSweden LWorld Y G


Publisher:

Alex HirshmanContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.se/Hirshman

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. С. КАН, ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА НОРВЕГИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Stockholm: Swedish Digital Library (LIBRARY.SE). Updated: 18.06.2023. URL: https://library.se/m/articles/view/ВНЕШНЯЯ-ПОЛИТИКА-НОРВЕГИИ-В-ГОДЫ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ (date of access: 14.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. С. КАН:

А. С. КАН → other publications, search: Libmonster SwedenLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alex Hirshman
Geteborg, Sweden
104 views rating
18.06.2023 (300 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
THE KOREAN PENINSULA IN 2014: WHERE WILL THE PENDULUM SWING?
Catalog: Military science 
142 days ago · From Alex Hirshman
DAYS OF AFRICA IN SWEDEN
Catalog: Cultural studies 
149 days ago · From Alex Hirshman
Messages. TWO TRENDS IN THE SWEDISH NOBLE ECONOMY OF THE 17TH CENTURY
Catalog: Economics 
219 days ago · From Alex Hirshman
ДВЕ ТЕНДЕНЦИИ В ДВОРЯНСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ ШВЕЦИИ XVII ВЕКА
Catalog: Economics 
219 days ago · From Alex Hirshman
CHINA-USA AND THE PROBLEM OF RELIGIOUS FREEDOM
Catalog: Theology 
244 days ago · From Alex Hirshman
CARROT AND STICK
Catalog: Political science 
244 days ago · From Alex Hirshman
AN ARK FLOATING ON THE WAVES OF TIME
Catalog: Science 
244 days ago · From Alex Hirshman
THEIR "TSARSKOE SELO" ON MOKHOVAYA STREET
Catalog: Literature study 
244 days ago · From Alex Hirshman
CAIRO BOOK FAIR: RUSSIA - GUEST OF HONOR
Catalog: Literature study 
244 days ago · From Alex Hirshman
HOW TO CONDUCT BUSINESS IN EASTERN COUNTRIES?
Catalog: Economics 
244 days ago · From Alex Hirshman

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.SE - Swedish Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА НОРВЕГИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: SE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Swedish Digital Library ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.SE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Serbia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android