Libmonster ID: SE-258

Н. ПЕТРОВ, обозреватель журнала "Азия и Африка сегодня"

А. ТКАЧЕНКО, кандидат экономических наук, заведующий Центром изучения стран Северной Африки и Африканского Рога Института Африки РАН

В преддверии 50-летнего юбилея журнала "Азия и Африка сегодня", который будет отмечаться летом 2007 г., редакция запланировала провести ряд "круглых столов", посвященных самым актуальным проблемам Азиатского и Африканского континентов. Первый такой "круглый стол" на тему "Современная ситуация на Ближнем Востоке: попытки прогноза" состоялся в конце 2006 г. В нем приняли участие известные ученые - международники и политологи. Вел заседание "круглого стола" главный редактор журнала "Азия и Африка сегодня", директор Института Африки, член-корреспондент РАН А. М. ВАСИЛЬЕВ.

Открывая дискуссию, А. М. Васильев отметил: июльско-августовский кризис 2006 г. на Ближнем Востоке показал, что соотношение сил в этом регионе за последнее время претерпело определенные изменения. Действия Израиля в Ливане натолкнулись на упорное сопротивление, израильская армия впервые за последние десятилетия получила достаточно жесткий отпор. На Ближнем Востоке все более заметную роль играют военные и полувоенные организации и движения, в том числе причастные к террористическим актам. Среди них выделяется "Хезболла", которая сегодня активно участвует в легальной политической жизни и пользуется поддержкой значительной части населения Ливана. Заметно выросло влияние и палестинского движения ХАМАС, завоевавшего большинство мест в парламенте Палестины на последних выборах.

Вообще же, как отметил А. М. Васильев, в этом регионе наметились определенные позитивные тенденции. Так, предпринимаются попытки демократизации еще недавно крайне консервативных и авторитарных режимов. Но, к сожалению, Ближний Восток остается одним из центров международного терроризма, где действуют сотни экстремистских организаций, стремящихся распространить свое влияние по всему миру. Это вызывает естественное беспокойство во многих странах Европы и Америки, поскольку именно они являются основными целями террористов.

Дать прогноз тому, как станут в обозримом будущем развиваться события на Ближнем Востоке, крайне трудно - слишком широк круг факторов, оказывающих влияние на ситуацию в регионе. А. М. Васильев призвал участников "круглого стола" изложить свое видение текущих событий в этом регионе и свои мысли о том, какое развитие в дальнейшем могут получить происходящие здесь процессы.

СЕМЬ ОСОБЕННОСТЕЙ НОВОЙ СИТУАЦИИ В РЕГИОНЕ

Выступивший с основным докладом директор Института США и Канады, член-корреспондент РАН С. М. Рогов подчеркнул, что мы являемся свидетелями очень крупных сдвигов в соотношении политических сил на мировой арене. Сейчас уже можно сказать, что США потерпели крупнейшее геополитическое поражение, более тяжелое и значительное по своим последствиям, чем поражение во Вьетнаме. Рушится система однополярного мира, которую американцы пытались навязать человечеству, когда прекратили существование Советский Союз и "социалистический лагерь", обеспечивавшие биполярность мироустройства. Решение Соединенных Штатов ввести войска в Ирак стало, по существу, поворотным пунктом в истории, ибо мир увидел: даже самое могущественное государство на планете не в состоянии решить поставленные им же самим задачи и увязло в болоте крайне сложных проблем.

Американские войска в Ираке истощены; очевидно, что хотя они могут сражаться против организованного противника, но совершенно беспомощны в партизанской войне. Впрочем, это тема отдельного разговора: могут ли рассчитывать на успех современные армии, когда используются тактика партизанской войны, чудовищные по своим последствиям террористические акты? Кроме того, американская армия вообще малочисленна и "по определению" не может контролировать ситуацию в Ираке. По сути, ее резерв, который можно перебрасывать в различные районы мира, не превышает 10 тыс. "штыков". В войне, которую развязал Дж. Буш, все новые вооружения направляются не на повышение боеспособности войск, а на решение оперативных проблем в Ираке. Сейчас уже определенно можно сказать, что в ближайшие 10 - 15 лет американская армия не будет в состоянии вести крупную сухопутную войну - Иран и Северная Корея могут "не беспокоиться"... Бомбить отдельные объекты в этих странах американцам, вероятно, по силам, ну а дальше-то что?..

Ясно также, что американское общество не будет поддерживать новую крупномасштабную интервенцию в любую зарубежную страну. Сейчас, по результатам социологических исследований, до 65% американцев выступают против войны в Ираке, а за военные действия на Корейском полуострове или в Иране выскажутся не более 5 - 10% американцев. В США уже наблюдается "иракский синдром", в чем-то похожий на "вьетнамский". Показательно также, что сейчас 42% граждан США выступают за изоляционизм - за то, чтобы власть больше занималась внутренними проблемами и, по возможности, держалась в стороне от участия в военных и полицейских акциях за рубежом. Не уверен, что американская политика последует по данному направлению, но маятник общественного мнения определенно качнулся в эту сторону.

Сейчас с большой степенью вероятности можно сделать прогноз, что американцы рано или поздно начнут поэтапный вывод войск из Ирака и основная груп-

стр. 10


пировка покинет эту страну к президентским выборам 2008 г. Не ясно, правда, куда будут направляться войска - может быть в Германию или Саудовскую Аравию, но уж никак не в Иран и не в Северную Корею. Кроме того, как только американцы уйдут из Ирака, неизбежно встанет вопрос об уходе войск НАТО из Афганистана.

Все мы, как известно, долго жили в двухполярном мире - сейчас он возвращается к многополярности. Но в этом новом многополярном мире фактически полностью отсутствуют "правила игры": нет системы коллективной безопасности, малоэффективна ООН... И потому многополярность, к которой мы возвращаемся, вполне можно охарактеризовать как "многополярный хаос". Не исключено, что США попытаются играть роль, подобную той, которую когда-то играла Великобритания - роль своеобразного "балансира", выступающего то за одну, то за другую сторону в мировых противоречиях и конфликтах, но при этом действуя исключительно в собственных интересах.

В этом "многополярном хаосе" число крупных игроков не слишком велико - примерно 10, может быть, 15. Такого в истории никогда не было. В прошлом многополярном мире роль "полюсов", кроме США, играли европейские страны - Германия, Англия, Франция, принадлежащие к одной "цивилизационной общности". Теперь весьма заметную роль станут играть представители иных цивилизаций, причем почти все "участники игры" будут обладать ядерным оружием. Появятся и новые "центры силы" - Китай, Индия и в обозримом будущем, по-видимому, Иран. Причем вся эта ситуация несколько напоминает ту, что сложилась в мире накануне Первой мировой войны: после того, как британская система поддержания баланса сил рухнула, началась "игра без правил".

Теперь о Ближнем Востоке. У меня есть на этот счет ряд выводов, возможно, в чем-то не совпадающих с мнением большинства, но, тем не менее, все эти выводы я изложу.

Первый. В течение 15 последних лет, после того, как наша страна практически ушла из данного региона, США остались главным игроком на поле Ближнего Востока - они могли делать здесь практически все, что хотели. Сейчас начался процесс падения влияния Соединенных Штатов, и американская политика в этом регионе будет не наступательной, а оборонительной. Американцы будут размышлять главным образом о том, как удержать свои позиции, а не о том, чем жертвовать, как "что-нибудь и где-нибудь" еще взять.

Второй. Волна антиамериканских настроений будет нарастать. В самом трудном положении окажутся самые проамериканские режимы - в Египте, Саудовской Аравии и Пакистане; существование этих режимов в связи с изменившимся положением США окажется под угрозой. Попытки их демократизации (о чем говорил в своем вступительном слове А. М. Васильев) с помощью американцев обречены на провал - сейчас это очевидно всем.

Третий. Иран превращается в региональную сверхдержаву номер один. Это происходит в основном потому, что в результате недальновидной политики президента Дж. Буша уничтожены две силы, препятствовавшие развитию этого процесса, - саддамовский Ирак и афганский "Талибан". Именно поэтому сегодня равных ему по силе игроков в регионе нет. Плюс впереди - лет через 5 или немного больше - перспектива превращения Ирана в ядерную державу. "Иранский джинн" выпущен из бутылки, и загнать его туда обратно будет очень-очень сложно. На этот счет существуют разные планы, в том числе весьма экзотические. Так, один видный деятель американской разведки, кстати, в свое время выступавший против вмешательства США в дела Ирака, предлагает смириться с ядерными планами Ирана, пойти на сближение с этой страной, а в дальнейшем - использовать ИРИ в качестве основной полицейской силы в регионе.

Четвертый. Израиль остается второй по значимости военной сверхдержавой в регионе, но его влияние - в отличие от Ирана - будет падать. Никаких серьезных перспектив возобновления израильско-палестинского мирного процесса нет. Израильское общественное мнение почти наверняка будет склоняться в сторону "ястребов" и против "миротворцев".

Пятый. Два самых мощных государства в регионе - Иран и Израиль - не являются членами Лиги арабских государств (ЛАГ) и таковыми никогда не будут. Из чего следует, что нет надежд на создание какой-то хоть сколько-нибудь значимой региональной межгосударственной структуры по безопасности. Ирак, видимо, будет переживать затяжную гражданскую войну, и реальной становится перспектива распада этого государства. Причем этот распад будет означать смертельную угрозу существованию Турции в нынешних границах - курды, в том числе турецкие курды, обязательно поставят вопрос о создании собственного государства.

Шестой. Извечное противостояние суннитов и шиитов вступило в новую фазу. Впервые за несколько сотен лет "ветер дует в паруса" шиитов, причем последние стремятся взять определенный исторический реванш. Мы являемся свидетелями вообще значительной трансформации ислама. К примеру, мусульманская вера запрещает войну против женщин и детей. Но тогда как объяснить совершаемые террористами, в том числе смертниками, акты, направленные против мирных жителей, прежде всего именно против женщин и детей? Все началось с терактов, направленных против израильтян: мол, там женщины служат в армии, и их можно убивать. Потом стали взрывать детские сады и больницы, причем сейчас это никого не удивляет. В Ираке в терактах страдают женщины и дети из мусульманских общин, и террористы считают, что во имя веры в Аллаха им все это дозволено.

Седьмой. До недавнего времени все мы наблюдали, как происходит пересмотр итогов Второй мировой войны. А в наши дни пересматриваются также итоги Первой мировой. Ведь основные границы на Ближнем Востоке сложились именно в то время. Менялся статус территорий, колонии превращались в независимые государства, но границы вплоть до наших дней оставались незыблемыми. Распад Ирака может положить начало коренной перекройке гра-

стр. 11


ниц на Ближнем Востоке. И лет через 20 карта этого региона, возможно, будет в корне отличаться от современной. Это предположение может показаться невероятным, но ведь столь же невероятной могла показаться 20 лет назад современная карта Европы: где Чехословакия, где Югославия, где, наконец, СССР?..

Многополярный мир, который сейчас формируется, конечно, прежде всего, опасен для Америки, и мы могли бы этому радоваться. Но, как известно, многополярность всегда приводит к конфликтам - обе мировые войны начинались именно в периоды многополярности. Поэтому радоваться нам не стоит, ибо Россия территориально куда ближе к взрывоопасным регионам, чем Соединенные Штаты. В этих условиях, подчеркнул С. М. Рогов, крайне важно в течение ближайших нескольких лет возродить идею коллективной безопасности с участием страны номер 1 - США, которой уготована судьба если не сверхдержавы, то, безусловно, самой сильной державы в современном мире. Номер 2 - это Китай, номер 3 - Индия, затем следуют Россия - номер 4 или 5, Япония, страны Европы...

Будущее мира в очень большой степени зависит от цен на нефть. Недавно Буш пугал мировую общественность тем, что, если американцы уйдут из Ирака, цена на нефть поднимется до 100 долл. за баррель. Но она поднимется еще больше, если американское руководство все же решится нанести удар по Ирану.

Следует отметить, что объективно для реализации наших целей на Ближнем Востоке существуют исключительно благоприятные обстоятельства. Ибо, в отличие, скажем, от Восточной Европы, в этот район ни разу не ступал сапог российского солдата - поэтому антироссийских настроений там нет нигде. Мы можем в доброжелательных тонах говорить и с Египтом, и с Саудовской Аравией, и с Ираном, и даже с Израилем. Нам нужно использовать эту позитивную конъюнктуру и попытаться договориться о каких-то общих принципах безопасности всех стран региона с учетом интересов России. Однако если оценивать ситуацию с данных позиций, трудно понять и одобрить нашу политику в Ливане, когда мы отказались от участия в каких-либо миротворческих силах. Между тем, такое участие позволило бы нам лишний раз заявить о стремлении России участвовать в ближневосточных делах.

Далее докладчика спросили, считает ли он, что перекройка карты Ближнего Востока станет осуществляться в результате военных акций или в результате мирных процессов? С. М. Рогов ответил, что, по его мнению, все перемены будут результатом процессов, происходящих внутри ближневосточных государств, но никак не результатом конфликтов между ними. Те границы, с которыми мы имеем дело сегодня в Азии и Африке, были навязаны странам колонизаторами, и вполне естественно желание ряда государств пересмотреть и уточнить их.

Докладчика попросили прокомментировать сообщения о том, что американцы собираются разместить оружие в космосе - сможет ли это повлиять на реализацию военных планов США, в том числе на Ближнем Востоке? По мнению С. М. Рогова, средства нанесения ударов из космоса по наземным целям появятся у Соединенных Штатов не раньше, чем через 30 - 40 лет. Каким тогда будет мир и насколько эффективным окажется такое оружие, сегодня сказать невозможно. Не говоря уже о том, что не ясно, кто первым разместит оружие в космосе - американцы, китайцы или русские?..

МОНАРХИИ, КОТОРЫЕ "ДЕМОКРАТИЧНЕЕ" РЕСПУБЛИК

Выступивший затем кандидат философских наук, профессор Высшей школы экономики К. М. Труевцев сказал, что вряд ли кто-либо будет сожалеть о крушении однополярного мира - уже давно было ясно, что эта конструкция - временная. Сейчас вообще пересматривается вопрос о статусе ряда традиционных институтов, например, государства. Чем, например, является Евросоюз? Это очень важное объединение, не являющееся, тем не менее, государством. Кроме того, в последние годы появились весьма эффективные горизонтально организованные структуры, имеющие ряд преимуществ перед вертикально организованными государствами. Например, та же "Аль-Каида" с ее "плавающим" центром и отделениями во многих странах.

Политические системы на Ближнем Востоке можно разделить на два типа - монархический (типичные представители - Марокко и Иордания) и республиканский (в качестве примера можно привести Египет и Тунис). Хотя этими моделями все разновидности политических систем на Ближнем Востоке не ограничиваются - есть "экзотическая" ливийская модель, при Саддаме была достаточно своеобразная иракская авторитарно-тоталитарная модель. Есть также демократии, основанные на "рабском" труде, - это Бахрейн, Катар и Кувейт, они в чем-то даже напоминают древнегреческую демократию. Но эти последние демократии - самые неустойчивые. В том же Кувейте "рабы"-гастарбайтеры во время недавней войны поддержали Ирак, чем создали для государства немало проблем.

Марокканско-иорданская модель, безусловно, авторитарная, построенная на сильной монархической власти, правда, дрейфующей в сторону демократии, - это в первую очередь касается представительных органов власти. И в Марокко, и в Иордании проходят достаточно свободные выборы, есть многопартийность. Правительства формируются партиями, победившими на выборах, а монархи лишь "дирижируют" этим процессом. Внешне даже можно предположить, что эти страны эволюционируют в том же направлении, по которому в течение десятилетий эволюционировали европейские демократии. Если бы не одно "но": королевская власть за все годы, прошедшие после обретения ими независимости, не только не ослабла, но даже усилилась, а силовые структуры, подчиняющиеся непосредственно королям, остаются самыми организованными среди прочих структур. Велика роль и тайной полиции, которая в состоянии устранить или нейтрализовать политических противников.

Тем не менее, режимы Марокко и Иордании выглядят бо-

стр. 12


лее мягкими, чем, скажем, режимы Египта и Туниса, где "демократическая" авторитарность выражена весьма ярко. Хотя и в той, и в другой стране существует оппозиция, а в Египте она даже специально "выращивалась" - ничего это, в сущности, в жизни государств не меняло.

При любых режимах возникает проблема преемственности власти, и в условиях монархии она решается успешнее, поскольку существует механизм обеспечения такой преемственности, основанный на принципах наследования. В республиканских же режимах такого механизма смены власти, который наверняка обеспечивал бы ее преемственность и гарантировал бы от коренной смены курса, нет. Как известно, это является проблемой и для современной России.

Вместе с тем, демократизация по американским калькам, скорее всего, неприемлема в арабском мире - это убедительно показал пример Алжира, где в результате объективно демократических преобразований могли прийти к власти исламисты. В Египте также есть реальная оппозиция существующему режиму - радикальные исламистские организации, прежде всего, "Братья-мусульмане". И если они придут к власти, это вряд ли пойдет на пользу египетскому народу, а также Ближневосточному региону. На некоторых сайтах в Интернете вообще утверждается, что принцип демократии не подходит для исламского общества. Действительно, в принципе от антидемократичной клановой структуры восточных обществ никуда не деться. Но существует ряд проектов, как реформировать или приспособить эту структуру к принципам демократии. К сожалению, пока дальше дискуссий дело не идет, и у демократических тенденций на Ближнем Востоке неважные перспективы....

К. М. Труевцев в своем выступлении уделил много внимания процессам приватизации в арабских странах, особенно в нефтегазовой отрасли, указав на некоторую схожесть этих процессов с теми, что имели место в РФ. Он отметил, что в этих государствах происходит эволюция взглядов на приватизацию. В Алжире, например, лет пять назад ставился вопрос о частичной приватизации нефтегазовой отрасли, а теперь настойчиво выдвигается тезис о том, что вся добыча и переработка нефти и газа должна остаться в руках государства. Причем получаемые государством "нефтегазодоллары" направляются в основном не на решение социальных проблем, а на модернизацию вооруженных сил. По мнению докладчика, централизованные структуры (прежде всего государственные), увы, гораздо менее эффективны, чем децентрализованные (частные).

НА ЧЬЕЙ СТОРОНЕ АРАБСКАЯ "УЛИЦА"?

Профессор Высшей школы экономики Л. Р. Сюкияйнен также основное внимание уделил анализу особенностей процесса демократизации ближневосточных государств. Правда, он оговорился, что занимается в основном исламом и демократические процессы на Ближнем Востоке будет рассматривать именно под этим углом зрения. Основополагающие понятия современного мироустройства - "демократия", "государственность" и др. - в исламском мире могут иметь совсем иные, нежели в европейской среде, толкования. Например, предоставление в Кувейте избирательных прав женщинам или публичное обсуждение в этой стране вопроса о легализации и статусе политических партий - это шаги в сторону демократизации общества куда более значительные и масштабные, чем в европейских сообществах.

Как специалиста по исламу, отметил в своем выступлении Л. Р. Сюкияйнен, меня больше всего занимает вопрос: как политические процессы, происходящие в исламском обществе, в том числе процессы последних лет, сказываются на исламе как религиозно-политическом явлении? Процессы демократизации там определенно идут, но при этом нельзя не учитывать, что сама демократизация - процесс чрезвычайно многомерный и многоплановый и с европейской точки зрения многие его аспекты небесспорны. Я, например, в своих работах широко использую термин "мусульманское право", хотя многие эксперты считают, что применительно к исламским сообществам само использование этого словосочетания неправомерно, - оно правомочно только за неимением лучшего термина, а на самом деле никакого права в европейском понимании в этих сообществах нет...

Вопрос о том, являются ли мусульманские страны - все или некоторые из них - демократическими, лишен смысла точно так же, как вопрос о том, является ли демократической страной Россия. И те, кто отвечают "да", и те, кто говорит "нет", приводят достаточно аргументов в защиту свой позиции. Но и тот, и другой ответы, как это ни парадоксально, будут неверными. Любое государство в той мере, в какой в нем реализуются демократические нормы, может считаться демократическим, и в той мере, в какой эти нормы не соблюдаются, вправе считаться недемократическим. Скажем, если подходить с европейских позиций, нельзя считать полностью демократическими странами, например, Индию и Японию; между тем, весь мир относит их к демократиям, причем весьма развитым. Если мы углубимся в рассуждения, "такая" у мусульман демократия или "не такая", то мы далеко зайдем - выяснится, что и монархия у них какая-то "не такая", и даже вода не похожа на европейскую... Поэтому сам термин "демократия" применительно к исламу можно употреблять только с определенными оговорками и комментариями.

Профессор Л. Р. Сюкияйнен не согласился с мнением С. М. Рогова о том, что ислам "не разрешает" вести войну против женщин и детей. Наоборот, в ряде фетв адептов ислама содержится прямое "задание": убивать всех "неверных", не придерживающихся догматов мусульманской веры, включая членов их семей. Известна также прямая рекомендация "воинам ислама": если враг на поле боя прикрывается "живым щитом" из мирных жителей, надо бить по этому щиту. А если правитель исламской страны или города помогает оккупантам-иноверцам, уничтожению подлежат не только лично он, но и члены его семьи. Все эти довольно-таки "кровожадные" концептуальные положения давно известны и используются радикальными исламистами на практике.

стр. 13


Среди ученых идут дискуссии о том, продвигаются ли исламские страны к демократии и насколько быстро идет этот процесс. Высказывается, в частности, разочарование демократическими процессами, идущими в Египте, многие считают их "декором". Но ведь это абсолютно нереально - ожидать, что всего за несколько лет Египет по уровню развития демократии превратится, скажем, в Швецию...

Нам надо найти ответ на такие вопросы: возможно ли демократическое развитие в условиях развитого и сильного ислама, является ли ислам препятствием демократическому развитию? Большинство американских политиков и ученых на последний вопрос отвечают утвердительно и считают, что развитие демократии в том или ином восточном государстве возможно только при условии устранения влияния ислама. Они искренне полагают, что перед каждой такой страной стоит выбор: или принятие западных ценностей в общественном устройстве, или исламский экстремизм - третьего пути нет. Иначе говоря, ислам - всегда противник, препятствие на пути демократизации, антипод демократии.

Возникает вопрос: почему арабские страны, считающие себя демократическими или, по крайней мере, находящимися на пути к демократии, недостаточно противодействуют радикальному исламизму и не запрещают организации радикально-исламистского толка? Ответ один: они опасаются настроений "улицы", не уверены в том, что в случае возникновения какой-либо критической ситуации "улица", т.е. широкие народные массы, не примет сторону радикалов. Тем более, что примеров, когда последние приходили к власти именно на волне народного протеста, можно привести сколько угодно; самый яркий - Алжир.

ИЗРАИЛЬ ПРОДОЛЖАЕТ... И ВЫИГРЫВАЕТ?

Далее в дискуссию включился руководитель Центра Ближнего и Среднего Востока и Африки, Института актуальных международных проблем (ИАМП) Дипломатической академии МИД РФ, профессор, доктор политических наук В. Е. Донцов. Он посвятил свое выступление современному состоянию отношений между арабским миром и Израилем.

В результате Кэмп-Дэвида, подписания соглашений в Осло и иордано-израильского мирного договора Израиль получил ряд важных политических преимуществ. Арабский мир (прежде всего в отношении палестинской проблемы) оказался расколотым. В правящих кругах арабских государств возобладали примиренческие настроения, а в их внешней политике усилились тенденции к установлению дипломатических и торговых отношений с Израилем. Эти настроения и тенденции всячески поддерживают США и их союзники. В результате Израиль добился реализации очень важной для себя цели: арабские режимы не только не предпринимают каких-либо коллективных или индивидуальных шагов против Израиля, но и подавляют всякие антиизраильские движения на своей или со своей территории.

Соглашения в Осло и последующие палестино-израильские договоренности, в результате которых осуществлен частичный уход израильтян с оккупированных в 1967 г. палестинских территорий, создали видимость движения к урегулированию палестинской проблемы. Израиль демонстративно снял с себя всякую ответственность за положение на палестинских территориях, остающихся фактически под его полным контролем. В глазах мирового сообщества он превратился из оккупанта в жертву агрессивных действий палестинцев, справедливая борьба которых за свои законные права подается как проявления международного терроризма. Арабские государства, в свою очередь, стали рассматривать палестинскую проблему не как общеарабскую, а как проблему между уже якобы существующим палестинским государством и Израилем.

Соответственно изменились и представления о содержании мирного процесса, его инструментах и институтах. Победил подход к этому процессу как к "расчлененному", не требующему синхронизации его составных элементов. От участия в нем оказались отстраненными ООН и ЛАГ. В результате процесс фактически прекратился, что дало повод генеральному секретарю ЛАГ Амру Мусе заявить недавно, что мирный процесс мертв...

В самом деле, урегулирование палестино-израильской проблемы находится в тупике по причине позиции Израиля, который не хочет уходить с оккупированных территорий и не намерен допустить появления полноценного, жизнеспособного палестинского государства. В случае, если такое государство все же появится, Израиль намерен сохранить или даже расширить свой контроль над его водными ресурсами, финансами, внешней торговлей, морским и воздушным пространством, сухопутными границами и т.д. Возможно, какая-то часть палестинцев-коллаборационистов согласна на продолжение диалога на условиях Израиля. Однако такой диалог вряд ли будет продуктивным, поскольку Израиль лишь ужесточает свои требования, а большинство палестинцев с полным основанием считает, что ресурс их уступок израильтянам давно исчерпан.

Сирийско-израильский переговорный процесс также заморожен, так как Израиль не желает уходить с Голанских высот. Для того, чтобы оправдать свою политику по отношению к Сирии, Израиль обвиняет ее в поддержке международного терроризма. Даже если допустить возможность смены режима в Сирии, чего так желает Израиль, последний вряд ли смягчит свою позицию в том, что касается территориального спора. Почти наверняка он найдет новые предлоги для обострения отношений с Сирией, что неизбежно приведет к радикализации сирийского общества и дальнейшему усилению напряженности во всем регионе.

Ливано-израильская составляющая ближневосточного конфликта также не внушает оптимизма. Хотя недавняя война на юге Ливана и показала, что возможности Израиля решать проблемы с соседними странами силовыми методами не беспредельны, надеяться на полное и окончательное, удовлетворяющее обе стороны, урегулирование конфликта не приходится.

Таким образом, в обозримом будущем арабские государства, граничащие с Израилем, а также

стр. 14


сам Израиль вряд ли обретут мир и покой. А коль скоро в данном регионе сохранится напряженность, то неизбежно сохранится и возможность возникновения очередного военного конфликта.

ДЕМОКРАТИЯ "ПО-БУШЕВСКИ" УМИРАЕТ, А ИДЕИ ДЕМОКРАТИИ - НЕТ

Разговор о проблемах демократии в арабском мире продолжила старший научный сотрудник Центра Ближнего и Среднего Востока и Африки ИАМП Дипломатической академии

Г. К. Прозорова. По ее мнению, демократия "по-бушевски" на Ближнем Востоке умирает. Но это не означает, что умирают идеи демократии и демократические тенденции в развитии арабских сообществ. Проблемы демократии в этих сообществах активно обсуждались еще в 80-е гг., затем дискуссия несколько утихла, а недавно возобновилась вновь. Никто не отрицает, что в арабском мире набирает силу процесс становления демократических институтов; однако он идет в условиях тоталитарных режимов, когда для демократических реформ существует очень узкая и раздробленная база. Определенное отрицательное воздействие оказывает и то обстоятельство, что до сих пор не решен, да, по сути, и не решается ближневосточный конфликт.

Важная особенность политического процесса на Ближнем и Среднем Востоке заключается в том, что умеренный исламизм набирает силу и играет достаточно позитивную роль в Турции и Египте. Президент Х. Мубарак предпринимает много усилий к тому, чтобы привлечь исламистов в ряды системной оппозиции; примерно в том же направлении развивались события и в Алжире. Однако власти арабских стран беспокоят вопросы: что будет, если исламисты, хотя бы и умеренные, придут к власти, и станут ли они придерживаться общепринятых правил игры? При этом надо учитывать, что исламисты - отнюдь не антигосударственники. Они уже давно пришли к власти в Иране, и сейчас это государство отнюдь нельзя назвать слабым.

Далее Г. К. Прозорова поставила вопрос: является ли терроризм частью только исламской культуры? Почему наши политики и журналисты так глухо и невнятно оценивают, например, точечные удары израильтян в секторе Газа по палестинским автомобилям, в которых находятся арабские террористы, нередко вместе со своими женами и детьми. А ведь такие действия со стороны Израиля являются основными мотивами последующих террористических акций исламистов. Один израильский политолог даже заявил: исламисты могут быть только террористами. Но с этим никак нельзя согласиться, такой подход политически крайне опасен.

Л. Р. Сюкияйнен, возражая Г. К. Прозоровой, отметил: отличие террористических действий палестинцев от таких же акций израильтян заключается в том, что первые действуют "во имя Аллаха", придавая таким образом своим акциям некий сакральный оттенок и заявляя, что они руководствуются высшими религиозными и нравственными критериями, которые соответствуют "законам ислама". Действия же Израиля такого идеологического флера лишены и потому истолковываются в арабском мире как абсолютно незаконные. А оппоненты мусульманских радикалов, в том числе в российских СМИ, обычно упрощают мотивы акций исламистов, сводя их действия к примитивному объяснению - это, мол, обычный бандитизм...

А. М. Васильев в продолжении дискуссии заявил, что российские СМИ практически единодушно стремятся показывать ислам и его приверженцев с негативной стороны, внушая читателям, радиослушателям, зрителям практически всех телеканалов, что исламисты несут только зло, что рост их политического влияния угрожает российской государственности и буквально каждому россиянину. Что, конечно, упрощает реальную картину и не способствует объективному пониманию происходящих в исламском мире процессов.

ХАМАС - ИЗГОЙ ИЛИ КОНСТРУКТИВНАЯ ОППОЗИЦИЯ?

Заместитель директора Департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ О. Б. Озеров заметил, что события на Ближнем Востоке развиваются очень быстро и несут в себе много нового. Это ставит ряд совершенно новых вопросов перед практической дипломатией. Главный из них: как лучше, эффективней защитить российские интересы в этой стремительно меняющейся обстановке?

Идеи американцев о демократизации стран Ближнего Востока основывались на тезисе: демократические государства между собой не воюют - они всегда могут обо всем договориться. На мой взгляд (я в данном случае высказываю не официальную, а личную позицию), сейчас налицо кризис этой идеологии, и ситуация в Ираке - убедительное тому свидетельство. Глядя на то, что сейчас происходит в этой стране, большинство лидеров и рядовых граждан арабских государств говорят: "чур меня", не приведи Бог войти в орбиту такой "демократизации". Американцы также потерпели провал в Палестине, где в результате все той же "демократизации" пришло к власти движение ХАМАС.

Однако не следует торопиться причислять это движение к "реакционным террористическим силам". Если ХАМАС не признает Израиль, это не означает, что он не может сыграть позитивную роль в ближневосточном урегулировании. Наблюдая практически ежедневно за действиями ХАМАС, я все больше убеждаюсь, что движение стремится действовать демократическими методами, в рамках имеющихся законов и резолюций СБ ООН. Примечательно также, что с тех пор, как ХАМАС пришел к власти, не было ни одного теракта с участием самоубийц-смертников. Он соблюдает все договоренности в отношении прекращения огня и проявляет себя как организованная, дисциплинированная, сплоченная сила. Вместе с тем, ХАМАС в своей деятельности опирается на успешный опыт "Хезболлы" и во многом его копирует.

О. Б. Озеров поддержал тех участников дискуссии, которые говорили о том, что ислам нельзя "мазать одним мирром", что каждая политическая сила в исламском мире глубоко ин-

стр. 15


дивидуальна. Есть среди них приверженцы терроризма, но есть и такие силы, которые способны к совершенствованию и самотрансформации и стремятся вписаться в общие демократические тенденции. Крайне важно во всем этом разбираться и не отвергать "с порога" те организации и течения, с которыми можно договориться. Это, кстати, во многом относится и к ХАМАС. Много зависит от того, станет ли мир относиться к этой организации как к изгою или будет пытаться вступить с ней в диалог, строить платформу конструктивного взаимодействия?

Относительно путей демократизации на Ближнем Востоке на Западе в последнее время шли оживленные дискуссии. В результате, удалось достичь практически единодушного мнения, что демократические процессы в этом регионе тесно связаны с мирным урегулированием. К сожалению, в последнее время как бы ушли на второй план многие проблемы, тесно связанные с задачей ближневосточного урегулирования: вопросы региональной безопасности, регионального экономического развития, распределения ресурсов. Хотя планы "демократизации по-американски" на Ближнем Востоке, можно сказать, не оправдали возлагавшихся на них надежд, это не значит, что демократические процессы здесь не могут развиваться.

Российский дипломат высказал предположение, что после событий в Ливане в США, возможно, подспудно, начался процесс переосмысления и корректировки планов демократизации на Ближнем Востоке. Сменить ранее провозглашенные лозунги администрация Буша не хочет и не в состоянии. Но она способна внести новые элементы в политику в этом регионе, и есть много свидетельств тому, что так оно и происходит. Сейчас очень важно выработать конкретные рекомендации российской дипломатии - в этом могут и должны принять участие и ученые-востоковеды - о том, как усилить нашу работу на ближневосточном направлении и повысить ее эффективность. Политика России на Ближнем Востоке, безусловно, должна быть более наступательной и активной.

КТО ЗАИНТЕРЕСОВАН В НЕСТАБИЛЬНОСТИ?

Главный научный сотрудник Института Африки РАН, доктор исторических наук Ю. М. Кобищанов отметил, что каждая из стран Ближнего Востока имеет свое этноконфессиональное лицо. За исключением, пожалуй, Ирака, где никак не могут ужиться сунниты и шииты и велика численность курдов, которые рано или поздно образуют собственное государство. Конфликты в этом регионе уходят в глубь веков. Можно на какое-то время "приручить" палестинцев, в течение двух-трех лет они будут демонстрировать законопослушность и лояльность Западу, но стоит Израилю совершить какие-то неосторожные шаги - и конфликт разгорится вновь. Палестино-израильское противостояние началось с создания государства Израиль, и мало шансов, что оно когда-нибудь закончится.

Декан факультета Дипломатической академии, кандидат исторических наук Н. К. Тихомиров сказал о том, что главной конечной целью вмешательства США в дела Ирака было приобщение к американским принципам демократии тех ближневосточных режимов, которые проводили самостоятельную политику. Ирак должен был стать для них своеобразным эталоном. Но этого не получилось - американцы завязли в Ираке, и с построением "образцовой иракской демократической системы" у них пока ничего не получается...

Конечно, различные элементы демократического устройства в разных странах все же постепенно реализуются. Так, прошли демократические выборы в Кувейте и Катаре, в ряде стран больше прав предоставлено женщинам. Но все это - лишь отдельные эпизоды, которые не привели к демократическим преобразованиям в государствах региона. И главное препятствие здесь, как справедливо говорили многие участники "круглого стола", - нестабильность общей политической обстановки, проистекающая из-за неурегулированности ближневосточного, прежде всего, палестино-израильского конфликта. Не преодолены также все последствия сирийско-израильского конфликта.

Мне приходилось беседовать с израильскими политиками о том, как должно выглядеть палестинское государство. И у меня сложилось впечатление, что в Израиле есть влиятельные силы, которые вообще не хотят его создания. Задача мирового сообщества - работать с Израилем и убеждать руководство этой страны в том, что урегулирование отношений с палестинцами, равно как и предоставление им собственной государственности, решительно необходимо.

В развитие тезисов, высказанных Н. К. Тихомировым, Г. К. Прозорова привлекла внимание участников дискуссии к тому, что для работы с Израилем и другими участниками ближневосточного противостояния есть определенные инструменты и идеи. Это ряд решений СБ ООН, в том числе по Иерусалиму, это проект "Дорожная карта", который так и не заработал, но которому можно вернуть жизнеспособность, слегка видоизменив его. Всякого рода предложений на этот счет было в разное время высказано очень много - важно вновь собрать их и еще раз внимательно изучить. Объединив и усовершенствовав какие-то из этих идей, можно будет выработать и взаимоприемлемое решение.

Как заявил в своем выступлении старший научный сотрудник Института Африки, кандидат экономических наук В. Ю. Кукушкин, идея создания либеральной экономической системы на Ближнем Востоке скорее всего провалилась. Определенно можно сказать лишь то, что этот регион останется и в дальнейшем основным регулятором цен в мировом энергосырьевом хозяйстве. Как это ни парадоксально, американское вмешательство в дела Ирака позитивно сказалось на экономике этой страны: с помощью США удалось предотвратить фактическую катастрофу нефтяного комплекса - к этому отрасль неуклонно продвигалась в течение всего последнего периода руководства Саддама Хусейна, ибо он действовал по принципу "после нас - хоть потоп". Эксплуатация многих нефтяных месторождений велась хищническими методами. До сих пор не ясно, какие из этих ресурсов, особенно в северной части страны - в Курдистане, можно вернуть в состояние,

стр. 16


близкое к нормальной эксплуатации. Во всяком случае, это требует большой работы и серьезных экспертных оценок. К сожалению, восстановлению отрасли сильно мешают практически повсеместный террор и политическая напряженность в стране.

РЕФОРМЫ В СТРАНАХ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА НЕОБРАТИМЫ

Заведующий Центром изучения стран Северной Африки и Африканского Рога Института Африки РАН, кандидат экономических наук А. А. Ткаченко отметил, что следует согласиться со многими оценками, содержащимися в выступлении С. М. Рогова. Однако с условием, что исследуемые процессы рассматриваются в перспективе. В частности, многополярность, вероятно, будет все же в конкретных случаях сочетаться с проявлениями доминанты США. Экономика Соединенных Штатов в настоящее время, несмотря на огромные затраты, связанные с иракской войной, находится в вполне приличном состоянии. Да и общество там отнюдь не расколото, хотя определенные проблемы налицо.

А. А. Ткаченко привлек внимание к проблемам политических, социальных и экономических реформ и их возможному влиянию на будущее региона Ближнего Востока и Северной Африки (РБВСА). Докладчик отметил, что эти проблемы обсуждаются на некоторых представительных российских и международных научных конференциях, в которых он в последнее время принимал участие. Собственно, реформы, процессы модернизации и трансформации политических и хозяйственных систем в странах региона начались уже давно. Но протекают они, как это вообще присуще исламскому миру, в несвойственном европейской цивилизации "режиме замедленной динамики", непоследовательно, а в ряде случаев - и по лекалам религиозного фундаментализма.

Происходящие здесь преобразования, безусловно, необратимы. В большинстве государств удалось сформировать достаточно действенный механизм реформ, хотя он еще далек от совершенства. Его составные части, активно заявляющие о себе в странах региона и на международной арене, неправительственные организации (НПО), относительно независимые СМИ, реально сотрудничающие с ними представители правительственных и других государственных структур. Это также десятки международных конференций, семинаров, "круглых столов", на которых открыто и, как правило, профессионально обсуждаются острые проблемы формирования гражданского общества в регионе Ближнего Востока, готовятся рекомендации правительствам РБВСА по ключевым направлениям реформ.

Говоря о том, как соотносятся ислам и демократические реформы, А. А. Ткаченко заметил, что в Турции, Марокко и Иордании ислам демонстрирует удивительную гибкость как в отношениях со светской властью, так и в вопросах регулирования экономических процессов, совершенствования правовой системы и т.д. В исламских странах в последнее время предпринимаются, в частности, определенные шаги по поддержке малого и среднего бизнеса, что свидетельствует о том, что их развитие протекает в русле мировых тенденций. Исламские экономические институты получают признание в странах Запада, в арабских государствах предпринимаются усилия по развитию международных интеграционных форм сотрудничества, привлечению иностранного капитала в местную экономику... Правда, процесс реформирования встречается с немалыми препятствиями, и, вообще, судьба его не обещает быть легкой. Многие участники этого процесса, скажем, имеют весьма смутное представление о рынке и механизмах, его регулирующих.

Интеллектуальная поддержка, оказываемая процессу модернизации в регионе, невольно вызывает воспоминания об известной пословице - "вода камень точит". На различных публичных форумах ученые, видные политические деятели, представители ряда НПО из арабских стран, государств Европы и США, бывшие и действующие министры, юристы, известные журналисты высказывали в последнее время немало интересных и конструктивных предложений о том, как облегчить процесс модернизации ближневосточных государств. Отмечалось, что при этом надо постараться избежать ситуаций, когда реформы становятся "спусковым крючком" системных кризисов, разрушают сложную мозаику внутригрупповых, межэтнических и межконфессиональных связей на политическом ландшафте региона. Сам факт участия в широких дискуссиях ярких представителей интеллектуальной элиты стран Ближнего Востока свидетельствует о том, какое большое внимание придает данной проблеме общественность этих государств.

А. А. Ткаченко заявил, что, по его впечатлениям, процесс обновления РБВСА свернуть невозможно - он отвечает интересам самых разных политических сил. Однако крайне негативное, деформирующее влияние на ход реформ оказывает неурегулированность ближневосточного конфликта. Имеющиеся здесь проблемы надо решать, и как можно быстрее. Это, пожалуй, одна из наиболее актуальных задач, стоящих перед мировой дипломатией.

Закрывая заседание "круглого стола", А. М. Васильев сказал, что, по его мнению, страны Ближнего Востока делают определенные выводы из того, как осуществлялся процесс реформирования экономик в России, а также в государствах бывшего социалистического лагеря. А именно: лидеры ближневосточных государств стараются избежать самоубийственных, самоуничтожающих шагов, которые привели практически к уничтожению прежних элит. Арабы, похоже, это понимают и потому стремятся проводить реформы в своих странах, сохраняя уже завоеванные позиции. И на самоуничтожение своих элит они, безусловно, не пойдут. В целом же можно сказать, что процесс реформирования государств Ближнего Востока продолжается, и есть все шансы, что он будет успешным.


© library.se

Permanent link to this publication:

https://library.se/m/articles/view/-КРУГЛЫЙ-СТОЛ-В-ИНСТИТУТЕ-АФРИКИ-РАН-БЛИЖНИЙ-ВОСТОК-МЕНЯЕТ-СВОЕ-ЛИЦО

Similar publications: LSweden LWorld Y G


Publisher:

Alex HirshmanContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.se/Hirshman

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. ПЕТРОВ, А. ТКАЧЕНКО, "КРУГЛЫЙ СТОЛ" В ИНСТИТУТЕ АФРИКИ РАН: БЛИЖНИЙ ВОСТОК МЕНЯЕТ СВОЕ ЛИЦО // Stockholm: Swedish Digital Library (LIBRARY.SE). Updated: 23.06.2023. URL: https://library.se/m/articles/view/-КРУГЛЫЙ-СТОЛ-В-ИНСТИТУТЕ-АФРИКИ-РАН-БЛИЖНИЙ-ВОСТОК-МЕНЯЕТ-СВОЕ-ЛИЦО (date of access: 21.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. ПЕТРОВ, А. ТКАЧЕНКО:

Н. ПЕТРОВ, А. ТКАЧЕНКО → other publications, search: Libmonster SwedenLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alex Hirshman
Geteborg, Sweden
129 views rating
23.06.2023 (333 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
THE KOREAN PENINSULA IN 2014: WHERE WILL THE PENDULUM SWING?
Catalog: Military science 
180 days ago · From Alex Hirshman
DAYS OF AFRICA IN SWEDEN
Catalog: Cultural studies 
187 days ago · From Alex Hirshman
Messages. TWO TRENDS IN THE SWEDISH NOBLE ECONOMY OF THE 17TH CENTURY
Catalog: Economics 
257 days ago · From Alex Hirshman
ДВЕ ТЕНДЕНЦИИ В ДВОРЯНСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ ШВЕЦИИ XVII ВЕКА
Catalog: Economics 
257 days ago · From Alex Hirshman
CHINA-USA AND THE PROBLEM OF RELIGIOUS FREEDOM
Catalog: Theology 
282 days ago · From Alex Hirshman
CARROT AND STICK
Catalog: Political science 
282 days ago · From Alex Hirshman
AN ARK FLOATING ON THE WAVES OF TIME
Catalog: Science 
282 days ago · From Alex Hirshman
THEIR "TSARSKOE SELO" ON MOKHOVAYA STREET
Catalog: Literature study 
282 days ago · From Alex Hirshman
CAIRO BOOK FAIR: RUSSIA - GUEST OF HONOR
Catalog: Literature study 
282 days ago · From Alex Hirshman
HOW TO CONDUCT BUSINESS IN EASTERN COUNTRIES?
Catalog: Economics 
282 days ago · From Alex Hirshman

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.SE - Swedish Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

"КРУГЛЫЙ СТОЛ" В ИНСТИТУТЕ АФРИКИ РАН: БЛИЖНИЙ ВОСТОК МЕНЯЕТ СВОЕ ЛИЦО
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: SE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Swedish Digital Library ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.SE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Serbia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android